Эпилог "Шелкового пути"

5 ноября 2018 года Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил России отмечало свое 100-летие. Этот юбилей стал хорошим поводом для размышлений, для подведения итогов своей службы и внесения некоторых изменений в эпилог моего романа «Шелковый путь (записки военного разведчика)» — http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0010.shtml

Перед самой отправкой в Афганистан Александр Александрович Щелоков, разведчик, известный писатель и наставник Сергея, подарил ему на память книгу афганских сказок и легенд. В сказках хранится душа и ключ к пониманию любого народа, сказал он на прощание. Посоветовал никогда не забывать, что на языке новых «друзей» Сергея разговаривали и писали свои труды Фирдоуси, Ибн-Сина Авиценна и многие другие великие мудрецы прошлого. И напомнил слова Рихарда Зорге: «Чтобы узнать больше, нужно знать больше других. Нужно стать интересным для тех, кто тебя интересует».

Приехав в окрестности Баграма, Сергей должен был «совершенно случайно» встретиться с неким Шафи (псевдоним «Кази» - судья). «Обычным» афганцем, окончившим в свое время Оксфорд и несколько лет проработавшим врачом в Японии и Китае. Позднее Шафи преподавал в Кабульском политехническом институте. Но главное - он был близким другом своего бывшего студента - Ахмад Шаха Масуда, главаря крупнейшей группировки моджахедов. На Ахмад Шаха в Москве были большие надежды. В связи с предстоящим выводом из Афганистана наших войск, вставал вопрос о дальнейшем политическом обустройстве этой страны. Ахмад Шах был не только нашим врагом, но, в первую очередь - отважным воином и мудрым политиком. Человеком, способным вывести страну из хаоса гражданской войны. И обеспечить безопасный вывод наших войск из Афганистана. Ему решено было помочь...

В этих грандиозных планах Сергею Карпову отводилась совершенно незначительная роль - почтальона Печкина.

Однако по замыслу Управления, он должен был не только обеспечить связь с Шафи, но со временем стать его учеником (следует отметить, что в то время ГРУ было уникальной организацией, собиравшей не только военные секреты, но и любые знания, которые считало полезными - в том числе, и касающиеся восточной медицины). В Управлении не учли одного: на Востоке стать учеником не так-то просто. Знание - слишком большое богатство. Это богатство принадлежит Роду. И передается по наследству.

Правда, шанс у Сергея был. Жена Шафи погибла в автомобильной катастрофе. Наследников по мужской линии у него не было. Была только дочь. Очаровательная, необыкновенная девушка по имени Лейла. Или Джуй (Ручеек), как обычно называл ее Шафи.

Да, маленький шанс был. Не было лишь уверенности, что Шафи его предоставит. А потому пришлось Сергею пустить все на самотек. Заняться своими повседневными делами (помимо основной - «почтальонской» работы, он был еще и командиром сторожевой заставы, а позднее - начальником разведки батальона), в надежде на то, что время и обстоятельства помогут ему наладить контакт с этим человеком.

Со временем Сергей узнал, что Шафи родился в Читрале. Это высокогорная область на северо-западе Пакистана, известная ранее, как Кафиристан - «страна неверных». Его сородичи назывались калашами. Среди них нередко встречались люди со светлыми волосами и голубыми глазами, что для Средней Азии - явление довольно редкое. По вероисповеданию - они были язычниками (сторонниками многобожия). Существует точка зрения, что эти народности - потомки воинов Александра Македонского.

После «проповеднического» похода кабульского эмира Абдуррахман-хана в 1895 году ряд этих племен лишился своей веры. Некоторые были практически уничтожены. Но малая часть, переселившаяся из Читральской долины на северо-восток Афганистана, до сих пор живет своей, закрытой от посторонних глаз, жизнью.

С приходом к власти в Германии нацистов, в эту область зачастили эмиссары Гитлера и Гиммлера. Многие считают, что их интересовали лишь проблемы расовой чистоты. На самом деле, у этих поездок было много идеологических, эзотерических составляющих. И одна очень прозаическая цель. Как и многих других правителей, Гитлера интересовали вопросы долголетия. Но еще - система воспитания и семейные традиции Древней Эллады, которые смогли сохранить в этом племени...

Так афганская война конца восьмидесятых пересеклась с событиями давно минувших дней. И так Сергей впервые узнал о племени, средняя продолжительность жизни в котором, была ВДВОЕ выше, чем в соседних племенах. Перед самой отправкой в Афганистан Александр Александрович Щелоков (разведчик, известный писатель и наставник Сергея) подарил ему на память книгу афганских сказок и легенд. В сказках хранится душа и ключ к пониманию любого народа, сказал он на прощание. Посоветовал никогда не забывать, что на языке новых «друзей» Сергея разговаривали и писали свои труды Фирдоуси, Ибн-Сина Авиценна и многие другие великие мудрецы прошлого. И напомнил слова Рихарда Зорге: «Чтобы узнать больше, нужно знать больше других. Нужно стать интересным для тех, кто тебя интересует».

Приехав в окрестности Баграма, Сергей должен был «совершенно случайно» встретиться с неким Шафи (псевдоним «Кази» - судья). «Обычным» афганцем, окончившим в свое время Оксфорд и несколько лет проработавшим врачом в Японии и Китае. Позднее Шафи преподавал в Кабульском политехническом институте. Но главное - он был близким другом своего бывшего студента - Ахмад Шаха Масуда, главаря крупнейшей группировки моджахедов. На Ахмад Шаха в Москве были большие надежды. В связи с предстоящим выводом из Афганистана наших войск, вставал вопрос о дальнейшем политическом обустройстве этой страны. Ахмад Шах был не только нашим врагом, но, в первую очередь - отважным воином и мудрым политиком. Человеком, способным вывести страну из хаоса гражданской войны. И обеспечить безопасный вывод наших войск из Афганистана. Ему решено было помочь...

В этих грандиозных планах Сергею Карпову отводилась совершенно незначительная роль - почтальона Печкина.

Однако по замыслу Управления, он должен был не только обеспечить связь с Шафи, но со временем стать его учеником (следует отметить, что в то время ГРУ было уникальной организацией, собиравшей не только военные секреты, но и любые знания, которые считало полезными - в том числе, и касающиеся восточной медицины). В Управлении не учли одного: на Востоке стать учеником не так-то просто. Знание - слишком большое богатство. Это богатство принадлежит Роду. И передается по наследству.

Правда, шанс у Сергея был. Жена Шафи погибла в автомобильной катастрофе. Наследников по мужской линии у него не было. Была только дочь. Очаровательная, необыкновенная девушка по имени Лейла. Или Джуй (Ручеек), как обычно называл ее Шафи.

Да, маленький шанс был. Не было лишь уверенности, что Шафи его предоставит. А потому пришлось Сергею пустить все на самотек. Заняться своими повседневными делами (помимо основной - «почтальонской» работы, он был еще и командиром сторожевой заставы, а позднее - начальником разведки батальона), в надежде на то, что время и обстоятельства помогут ему наладить контакт с этим человеком.

Со временем Сергей узнал, что Шафи родился в Читрале. Это высокогорная область на северо-западе Пакистана, известная ранее, как Кафиристан - «страна неверных». Его сородичи назывались калашами. Среди них нередко встречались люди со светлыми волосами и голубыми глазами, что для Средней Азии - явление довольно редкое. По вероисповеданию - они были язычниками (сторонниками многобожия). Существует точка зрения, что эти народности - потомки воинов Александра Македонского.

После «проповеднического» похода кабульского эмира Абдуррахман-хана в 1895 году ряд этих племен лишился своей веры. Некоторые были практически уничтожены. Но малая часть, переселившаяся их Читральской долины на северо-восток Афганистана, до сих пор живет своей, закрытой от посторонних глаз, жизнью.

С приходом к власти в Германии нацистов, в эту область зачастили эмиссары Гитлера и Гиммлера. Многие считают, что их интересовали лишь проблемы расовой чистоты. На самом деле, у этих поездок было много идеологических, эзотерических составляющих. И одна очень прозаическая цель. Как и многих других правителей, Гитлера интересовали вопросы долголетия. Но еще - система воспитания и семейные традиции Древней Эллады, которые смогли сохранить в этом племени...

Так афганская война конца восьмидесятых пересеклась с событиями давно минувших дней. И так Сергей впервые узнал о племени, средняя продолжительность жизни в котором, была ВДВОЕ выше, чем в соседних племенах. Потомки калашей посвящали свою жизнь ремеслам и творчеству. Среди их традиций был семейный массаж и уникальная оздоровительная система. Все это стало для Сергея настоящим открытием (подробнее об этом можно прочитать в моем романе «Тайны Афганистана» на сайте http://kartsev.eu).

Меня часто спрашивают, как сложились судьбы героев «Шелкового пути» после окончания афганской войны? Год назад я совершенно случайно узнал, что Витя Левшик, которого все эти годы считал умершим от гепатита - жив. Это было самой радостной новостью! Ведь за прошедшие после окончания афганской войны двадцать лет, 180-й мотострелковый полк, в котором служил Сергей, потерял гораздо больше своих солдат и офицеров, чем за десять лет боевых действий. Инфаркты, инсульты, дорожно-транспортные происшествия, несчастные случаи. Афганская война продолжает собирать свой горький урожай...

9 сентября 2001 года, в день моего рождения, на Панджшерского льва - Ахмад Шаха Масуда было совершено покушение (он скончался от ран 15 сентября). 11 сентября того же года весь мир был потрясен серией террористических атак на Соединенные штаты Америки...

Что рассказать еще? Частый гость на Тотахане - Франц Клинцевич - теперь депутат Государственной Думы от партии «Единая Россия», первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по обороне. В недалеком прошлом он возглавлял Российский Союз ветеранов Афганистана. Бывший Командующий 40-й армией Герой Советского Союза генерал-полковник Громов Борис Всеволодович 12 лет руководил Московской областью, был сенатором в Совете Федерации. В настоящее время - депутат Государственной Думы от партии «Единая Россия» и бессменный руководитель Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО».

Франц Клинцевич и Борис Громов достигли больших высот на карьерной лестнице, но это уже не те офицеры, которыми когда-то давным-давно гордился Сергей. И с которых старался брать пример в Афганистане. В угоду своим политическим амбициям и личным интересам они раскололи ветеранское движение на «союзики» и «братства», разделили ветеранов на своих и чужих. С их молчаливого согласия из нынешнего законодательства исчезла статья о выделении земельных участков ветеранам боевых действий. За «теплые» кресла и депутатские зарплаты продали они своих боевых товарищей и память о нашей войне. 

Начальник штаба полка и непосредственный начальник Сергея - Герой Советского Союза Руслан Султанович Аушев стал Президентом Ингушетии, а позднее возглавил Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ. Много лет его Комитет занимался поисками пропавших без вести в Афганистане и возвращением из Афганистана праха наших погибших военнослужащих. Низкий поклон ему за это! 

Бывший начальник разведки 2-го мотострелкового батальона Толя Викторук сейчас начальник аварийно-спасательной службы Тверской области. Он - настоящий Ангел-Хранитель, Спасатель с большой буквы! Замполит 1-го (рейдового) батальона Коля Прокудин (Ревякин) - известный писатель, заместитель председателя писательской организации Санкт-Петербурга. Ежегодно он проводит потрясающе интересные Литературные марафоны по Ленинградской области. Иногда я принимаю в них участие.

Ко мне в гости часто приезжают бывшие подчиненные Сергея, его разведчики. После войны почти все они получили высшее образование. Илья Третьяков стал известным юристом, Игорь Цепляев - старшим офицером Федеральной службы охраны, Роберт Русанов - капитаном дальнего плавания. К счастью, за время службы Сергея в Афганистане среди его подчиненных не было ни одного погибшего. Насколько я знаю, все его ребята живы и теперь.

Сам Сергей отслужил в армии двадцать пять лет. Двенадцать лет преподавал в Московском инженерно-физическом институте. Побывал еще в нескольких «служебных» загранкомандировках. 

Всю свою жизнь Сергей мечтал, выйдя в отставку, построить дом для своих родных и близких. Но сначала одни депутаты назвали ввод советских войск в Афганистан политической ошибкой. А всех солдат и офицеров, исполнявших там интернациональный долг - убийцами стариков, детей и женщин. Потом другие депутаты, во главе с Президентом России, отменили Закон о выделении земельных участков под индивидуальное строительство для участников боевых действий, для ветеранов труда и военной службы.

По новому законодательству вся земля у нас теперь продается только через аукционы. И, словно в насмешку, за 25 лет своей службы, за 26 месяцев участия в боевых действиях в Афганистане, Сергей получил «выходное» пособие, на которое мог позволить себе купить только пару квадратных метров где-то на неблизком кладбище. Но никак не землю, под строительство дома. К сожалению, за все годы своей службы Сергей так и не скопил состояния.

Несколько лет он писал письма Президенту России, депутатам Государственной Думы, губернаторам и мэрам с просьбой вернуть в законодательство возможность выделения земельных участков под индивидуальное строительство ветеранам труда, военной службы и участникам боевых действий. Писал не потому, что все эти господа – президенты, депутаты, губернаторы и мэры, перед выборами клятвенно обещали повышать благосостояние народа и страны, а на деле грабят и обманывают стариков, ветеранов и своих солдат. Но потому, что у власти, которая себе такое позволяет – нет будущего. А будущее страны – печально.

Ответ был один, словно «под копирку» – по действующему законодательству земля для ветеранов боевых действий выделяется только через аукционы. Как говорится, ничего личного. Просто бизнес. Не помогли Сергею с землей ни Франц Клинцевич, ни Борис Громов.

К тому времени у Сергея начались серьезные проблемы со здоровьем. Стали давать знать о себе старые травмы позвоночника и руки, перебитые ноги и хроническая пневмония. Когда-то давным-давно Шафи научил его одному простому, но очень действенному средству: если хочешь вылечить свои болячки, начни помогать другим. И тогда Сергей начал ездить в 6-й военный клинический госпиталь Министерства Обороны (сейчас это филиал ВКГ им. Вишневского), где лежат «тяжелые» (в том числе, после ампутаций) солдаты и офицеры. Делился с ними своим госпитальным «опытом», помогал ребятам поскорее «встать на ноги». Начал ездить в гости в детские дома и дома-интернаты. На свои небольшие пенсии стал помогать с ремонтом и строить небольшие садовые домики мамам погибших ребят. 

Справиться со своими болячками это помогало не очень, но зато давало возможность немного отвлечься от собственных проблем и неустроенности. Несколько лет назад он оставил свою крошечную однокомнатную квартиру племяннице с ее дочкой (им она была нужнее). С тех пор жил, как перекати-поле. Летом, когда строил небольшие садовые домки для мам погибших ребят - на строительной площадке. Зимой перебирался в подвал дома на 1-й Тверской-Ямской улице, где друзья выделили ему небольшую комнату. Друзья шутили, говорили, что когда-нибудь на фасаде этого дома появится памятная табличка, что «в подвале этого дома с такого-то по такой-то год жил и работал известный российский писатель Сергей Карпов». А потом добавляли, что раньше известные писатели жили в домах. 

Но на мечте о собственном доме пришлось поставить крест. Правда, несколько лет назад выпускники Московского инженерно-физического института, в котором Сергей работал раньше, запустили проект «Дом Солдата», чтобы помочь ему построить свой дом. Очень много хороших людей подключились к этому проекту. И у Сергея появилась надежда на то, что мечта его все же исполнится. И он сможет построить не просто дом. А дом, который станет культурно-образовательным центром для поселения будущего. 

Все эти годы Сергей собирал знания по оздоровительным методикам и секретам долголетия. В разных уголках мира, у разных народов. Разрабатывал проекты домов и поселений будущего. Написал несколько книг о своей работе и о своих путешествиях (пять из них в настоящее время хранится в библиотеке Гарварда; по его книгам в США, Германии, Франции и других странах сейчас проводится несколько интересных проектов по увеличению продолжительности жизни для научных сотрудников, по проектировке поселений будущего и др.). Он верил, что когда-нибудь все это пригодится его стране и его народу. Но за это время распался Советский Союз. А современной России книги, знания и опыт Сергея оказались не нужны.

Уже не секрет, что «тихая» и незаметная работа Сергея афганским «почтальоном» позволила нашему командованию выйти на Ахмад Шаха Масуда. И убедить Панджшерского Льва в необходимости обеспечить безопасный вывод наших войск из Афганистана. Обычно гостей, пришедших в их страну с оружием, афганцы провожали громом пушек и залпами ружей. Наши войска вышли из Афганистана практически без потерь. Это не было случайностью. А было итогом серьезной и кропотливой работы наших разведчиков, простого дехканина Шафи и «почтальона» Сергея Карпова.

После вывода наших войск из Афганистана бывший начальник разведки 108-й мотострелковой дивизии Сергей Филиппович Харламов неоднократно ходатайствовал перед вышестоящим командованием о награждении Сергея Карпова высокими государственными наградами за участие в операции по подготовке к выводу наших войск из Афганистана. А, так же, за успешное выполнение поставленных боевых задач и проявленные при этом мужество и героизм.

Но 15 февраля 1991 года трагически погиб (был сбит автомобилем под управлением кубинского дипломата на улице Фрунзе, в настоящее время – ул. Знаменка). Герой Советского Союза, генерал армии Шкадов Иван Николаевич, курировавший эту операцию. 

А через несколько лет у подъезда своего дома профессиональным киллером был убит и сам Сергей Филиппович Харламов.

2 февраля 2011 года после долгой тяжелой болезни скончался известный советский писатель и военный разведчик Александр Александрович Щелоков - человек, который «привел» Сергея в военную разведку. Последняя статья, написанная Сан Санычем уже на больничной койке, называлась «Однобригадник никогда не станет однополчанином» (в «Независимом военном обозрении» она была опубликована под названием «Стреляют в слово – попадают в душу»).

Так один за другим уходили люди, которые разработали и успешно провели уникальную операцию по выводу наших войск из Афганистана (на мой взгляд, не менее уникальную, чем штурм резиденции Амина – дворца «Тадж-бек» 27 декабря 1979 года). За эти годы новые люди пришли в Главное разведывательное управление. Им былые операции, чьи-то там подвиги и героизм были не интересны. 

«Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим», – сказал когда-то дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза и Маршал Польши Константин Константинович Рокоссовский. Но о Сергее и его товарищах за последние тридцать лет не вспомнили ни разу. Не вспомнили о них и на 100-летнем юбилее Главного разведывательного управления. 

Многие солдаты и офицеры Ограниченного контингента советских войск в Афганистане хорошо помнят сам вывод. Хотя едва ли когда задумывались о том, как он готовился? Но то, что наши ребята, солдаты и офицеры 40-й армии вышли из Афганистана живыми – было самой большой наградой для Сергея и его товарищей.

Вы спросите, что стало с Шафи и Лейлой? В настоящее время Шафи - ученый с мировым именем (но имя у него, естественно, другое).

Несколько лет назад Сергей встречался со своим наставником и учителем в одном небольшом немецком городке. После гибели Ахмад Шаха, Шафи переправил Сафиулло в Тибет. А позднее, вместе с Абдулом, в Западную Европу. На прощание Шафи сказал, что не сожалеет о том, что помогал тогда советской разведке. Потому что это было в интересах Афганистана и афганского народа. Но современной России помогать не будет. Почему, объяснять не стал.

Лейла (Джуй) живет в Страсбурге. В прошлом году Сергей побывал у нее в гостях. Лейла замужем. У нее двое замечательных детей. И, кажется, она счастлива...

Александр Карцев, http://kartsev.eu

Меня часто спрашивают, как сложились судьбы героев «Шелкового пути» после окончания афганской войны? Год назад я совершенно случайно узнал, что Витя Левшик, которого все эти годы считал умершим от гепатита - жив. Это было самой радостной новостью! Ведь за прошедшие после окончания афганской войны двадцать лет, 180-й мотострелковый полк, в котором служил Сергей, потерял гораздо больше своих солдат и офицеров, чем за десять лет боевых действий. Инфаркты, инсульты, дорожно-транспортные происшествия, несчастные случаи. Афганская война продолжает собирать свой горький урожай...

9 сентября 2001 года, в день моего рождения, на Панджшерского льва - Ахмад Шаха Масуда было совершено покушение (он скончался от ран 15 сентября). 11 сентября того же года весь мир был потрясен серией террористических атак на Соединенные штаты Америки...

Что рассказать еще? Частый гость на Тотахане - Франц Клинцевич - теперь член Совета Федерации, депутат Государственной Думы от партии «Единая Россия», первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по обороне. В недалеком прошлом он возглавлял Российский Союз ветеранов Афганистана. Бывший Командующий 40-й армией Герой Советского Союза генерал-полковник Громов Борис Всеволодович 12 лет руководил Московской областью, был сенатором в Совете Федерации. В настоящее время - депутат Государственной Думы от партии «Единая Россия» и бессменный руководитель Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО».

Франц Клинцевич и Борис Громов достигли больших высот на карьерной лестнице, но это уже не те офицеры, которыми когда-то давным-давно гордился Сергей. И с которых старался брать пример в Афганистане. В угоду своим политическим амбициям и личным интересам они раскололи ветеранское движение на «союзики» и «братства», разделили ветеранов на своих и чужих. С их молчаливого согласия из нынешнего законодательства исчезла статья о выделении земельных участков ветеранам боевых действий. За «теплые» кресла и депутатские зарплаты продали они своих боевых товарищей и память о нашей войне. 

Начальник штаба полка и непосредственный начальник Сергея - Герой Советского Союза Руслан Султанович Аушев стал Президентом Ингушетии, а позднее возглавил Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ. Много лет его Комитет занимался поисками пропавших без вести в Афганистане и возвращением из Афганистана праха наших погибших военнослужащих. Низкий поклон ему за это! 

Бывший начальник разведки 2-го мотострелкового батальона Толя Викторук сейчас начальник аварийно-спасательной службы Тверской области. Он - настоящий Ангел-Хранитель, Спасатель с большой буквы! Замполит 1-го (рейдового) батальона Коля Прокудин (Ревякин) - известный писатель, заместитель председателя писательской организации Санкт-Петербурга. Ежегодно он проводит потрясающе интересные Литературные марафоны по Ленинградской области. Иногда я принимаю в них участие.

Ко мне в гости часто приезжают бывшие подчиненные Сергея, его разведчики. После войны почти все они получили высшее образование. Илья Третьяков стал известным юристом, Игорь Цепляев - старшим офицером Федеральной службы охраны, Роберт Русанов - капитаном дальнего плавания. К счастью, за время службы Сергея в Афганистане среди его подчиненных не было ни одного погибшего. Насколько я знаю, все его ребята живы и теперь.

Сам Сергей отслужил в армии двадцать пять лет. Двенадцать лет преподавал в Московском инженерно-физическом институте. Побывал еще в нескольких «служебных» загранкомандировках. 

Всю свою жизнь Сергей мечтал, выйдя в отставку, построить дом для своих родных и близких. Но сначала одни депутаты назвали ввод советских войск в Афганистан политической ошибкой. А всех солдат и офицеров, исполнявших там интернациональный долг - убийцами стариков, детей и женщин. Потом другие депутаты, во главе с Президентом России, отменили Закон о выделении земельных участков под индивидуальное строительство для участников боевых действий, для ветеранов труда и военной службы.

По новому законодательству вся земля у нас теперь продается только через аукционы. И, словно в насмешку, за 25 лет своей службы, за 26 месяцев участия в боевых действиях в Афганистане, Сергей получил «выходное» пособие, на которое мог позволить себе купить только пару квадратных метров где-то на неблизком кладбище. Но никак не землю, под строительство дома. К сожалению, за все годы своей службы Сергей так и не скопил состояния.

Несколько лет он писал письма Президенту России, депутатам Государственной Думы, губернаторам и мэрам с просьбой вернуть в законодательство возможность выделения земельных участков под индивидуальное строительство ветеранам труда, военной службы и участникам боевых действий. Писал не потому, что все эти господа – президенты, депутаты, губернаторы и мэры, перед выборами клятвенно обещали повышать благосостояние народа и страны, а на деле грабят и обманывают стариков, ветеранов и своих солдат. Но потому, что у власти, которая себе такое позволяет – нет будущего. А будущее страны – печально.

Ответ был один, словно «под копирку» – по действующему законодательству земля для ветеранов боевых действий выделяется только через аукционы. Как говорится, ничего личного. Просто бизнес. Не помогли Сергею с землей ни Франц Клинцевич, ни Борис Громов.

К тому времени у Сергея начались серьезные проблемы со здоровьем. Стали давать знать о себе старые травмы позвоночника и руки, перебитые ноги и хроническая пневмония. Когда-то давным-давно Шафи научил его одному простому, но очень действенному средству: если хочешь вылечить свои болячки, начни помогать другим. И тогда Сергей начал ездить в 6-й военный клинический госпиталь Министерства Обороны (сейчас это филиал ВКГ им. Вишневского), где лежат «тяжелые» (в том числе, после ампутаций) солдаты и офицеры. Делился с ними своим госпитальным «опытом», помогал ребятам поскорее «встать на ноги». Начал ездить в гости в детские дома и дома-интернаты. На свои небольшие пенсии стал помогать с ремонтом и строить небольшие садовые домики мамам погибших ребят. 

Справиться со своими болячками это помогало не очень, но зато давало возможность немного отвлечься от собственных проблем и неустроенности. Несколько лет назад он оставил свою крошечную однокомнатную квартиру племяннице с ее дочкой (им она была нужнее). С тех пор жил, как перекати-поле. Летом, когда строил небольшие садовые домики для мам погибших ребят - на строительной площадке. Зимой перебирался в подвал дома на 1-й Тверской-Ямской улице, где друзья выделили ему небольшую комнату. Друзья шутили, говорили, что когда-нибудь на фасаде этого дома появится памятная табличка, что «в подвале этого дома с такого-то по такой-то год жил и работал известный российский писатель Сергей Карпов». А потом добавляли, что раньше известные писатели жили в домах. 

Но на мечте о собственном доме пришлось поставить крест. Правда, несколько лет назад выпускники Московского инженерно-физического института, в котором Сергей работал раньше, запустили проект «Дом Солдата», чтобы помочь ему построить свой дом. Очень много хороших людей подключились к этому проекту. И у Сергея появилась надежда на то, что мечта его все же исполнится. И он сможет построить не просто дом. А дом, который станет культурно-образовательным центром для поселения будущего. 

Все эти годы Сергей собирал знания по оздоровительным методикам и секретам долголетия. В разных уголках мира, у разных народов. Разрабатывал проекты домов и поселений будущего. Написал несколько книг о своей работе и о своих путешествиях (пять из них в настоящее время хранится в библиотеке Гарварда; по его книгам в США, Германии, Франции и других странах сейчас проводится несколько интересных проектов по увеличению продолжительности жизни для научных сотрудников, по проектировке поселений будущего и др.). Он верил, что когда-нибудь все это пригодится его стране и его народу. Но за это время распался Советский Союз. А современной России книги, знания и опыт Сергея оказались не нужны.

Уже не секрет, что «тихая» и незаметная работа Сергея афганским «почтальоном» позволила нашему командованию выйти на Ахмад Шаха Масуда. И убедить Панджшерского Льва в необходимости обеспечить безопасный вывод наших войск из Афганистана. Обычно гостей, пришедших в их страну с оружием, афганцы провожали громом пушек и залпами ружей. Наши войска вышли из Афганистана практически без потерь. Это не было случайностью. А было итогом серьезной и кропотливой работы наших разведчиков, простого дехканина Шафи и «почтальона» Сергея Карпова.

После вывода наших войск из Афганистана бывший начальник разведки 108-й мотострелковой дивизии Сергей Филиппович Харламов неоднократно ходатайствовал перед вышестоящим командованием о награждении Сергея Карпова высокими государственными наградами за участие в операции по подготовке к выводу наших войск из Афганистана. А, так же, за успешное выполнение поставленных боевых задач и проявленные при этом мужество и героизм.

Но 15 февраля 1991 года трагически погиб (был сбит автомобилем под управлением кубинского дипломата на улице Фрунзе, в настоящее время – ул. Знаменка). Герой Советского Союза, генерал армии Шкадов Иван Николаевич, курировавший эту операцию. 

А через несколько лет у подъезда своего дома профессиональным киллером был убит и сам Сергей Филиппович Харламов.

2 февраля 2011 года после долгой тяжелой болезни скончался известный советский писатель и военный разведчик Александр Александрович Щелоков - человек, который «привел» Сергея в военную разведку. Последняя статья, написанная Сан Санычем уже на больничной койке, называлась «Однобригадник никогда не станет однополчанином» (в «Независимом военном обозрении» она была опубликована под названием «Стреляют в слово – попадают в душу»).

5 ноября 2013 г. , в День военного разведчика, умер предшественник Сергея Филипповича Харламова на должности начальника разведки 108-й мотострелковой дивизии Качан Анатолий Николаевич. Еще один участник этой операции. 

Так один за другим уходили люди, которые разработали и успешно провели уникальную операцию по выводу наших войск из Афганистана (на мой взгляд, не менее уникальную, чем штурм резиденции Амина – дворца «Тадж-бек» 27 декабря 1979 года). Как бы не прискорбно это говорить, но ни один из участников этой операции не был за нее награжден. Ни тогда, ни сейчас. За эти годы новые люди пришли в Главное разведывательное управление. Им былые операции, чьи-то там подвиги и героизм были не интересны. 

«Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим», – сказал когда-то дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза и Маршал Польши Константин Константинович Рокоссовский. Но о Сергее и его товарищах за последние тридцать лет не вспомнили ни разу. Не вспомнили о них и на 100-летнем юбилее Главного разведывательного управления. 

Многие солдаты и офицеры Ограниченного контингента советских войск в Афганистане хорошо помнят сам вывод. Хотя едва ли когда задумывались о том, как он готовился? Но то, что наши ребята, солдаты и офицеры 40-й армии вышли из Афганистана живыми – было самой большой наградой для Сергея и его товарищей.

Вы спросите, что стало с Шафи и Лейлой? В настоящее время Шафи - ученый с мировым именем (но имя у него, естественно, другое).

Несколько лет назад Сергей встречался со своим наставником и учителем в одном небольшом немецком городке. После гибели Ахмад Шаха, Шафи переправил Сафиулло в Тибет. А позднее, вместе с Абдулом, в Западную Европу. На прощание Шафи сказал, что не сожалеет о том, что помогал тогда советской разведке. Потому что это было в интересах Афганистана и афганского народа. Но современной России помогать не будет. Почему, объяснять не стал.

Лейла (Джуй) живет в Страсбурге. В прошлом году Сергей побывал у нее в гостях. Лейла замужем. У нее двое замечательных детей. И, кажется, она счастлива...

Александр Карцев, http://kartsev.eu

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.