Categories:

Три желания босса, ч. 2

Художник-оформитель Шапошникова И.В.
Художник-оформитель Шапошникова И.В.

Глава 26. Последнее желание босса

Вот скажите, как работать с такими пациентками? Которые ни на что не обижаются. С одинаковой легкостью готовы выйти из комнаты через комнатную дверь или через балконную. И при этом говорят, что надеяться им в этой жизни больше не на кого? 

Это хорошо, что, хотя бы на меня она надеялась. Хотя какой смысл на меня надеяться, если я даже не знаю, как ей помочь? Решение пришло само собой. Когда я вернулся из Афганистана, то, как и многие мои боевые товарищи, мысленно дал себе клятву, жить дальше за себя и за того парня. Точнее, за тех ребят, которое из Афгана не вернулись.

Разумеется, каждый из нас понимал эту клятву по-своему. Кто-то стремился переспать со всеми девушками, которых встретил на своем пути. За себя и за того парня. Кто-то стремился выпить всю водку. Кто-то отрывался по полной, кто-то работал за двоих.

Мне же довольно долго было не понятно, что я должен делать за того парня, погибшего в Афгане? Который наверняка был лучше меня, честнее, чище. Но однажды мне позвонила Антонина Артемовна, мама моего одноклассника Андрея Пименова. После окончания Черноморского Высшего военно-морского ордена Красной Звезды училища имени П.С. Нахимова, Андрей продолжил службу на Северном Флоте. Дослужился до командира БЧ-2 тяжелого авианесущего крейсера «Киев». В самом начале 90-х, когда на крейсере произошел пожар, Андрей со своими матросами просто встали плечом к плечу, и отстояли от огня свой боевой корабль. А на следующую ночь, после пожара, у Андрея остановилось сердце. Во сне. Было ему тогда 26 лет.

Антонина Артемовна звонила мне не часто. И никогда ничего не просила для себя. Вот и в этот раз она попросила помочь какой-то ее знакомой, у которой сын погиб в Афганистане. Просьба была пустяковая. Нужно было просто помочь повесить упавший карниз. 

Делов-то было минут на десять. Не больше. Но такую нищету я увидел в этой квартире. Такую пустоту и безнадегу. Такую бессмысленность дальнейшего существования для матери, потерявшей своего единственного сына, что у меня прихватило сердце. И я наконец-то понял, что делал бы тот парень, тот солдат, не вернувшийся с Гиндукуша. Если бы остался жив.

С тех пор, я раз в месяц выезжал в какой-нибудь детский дом, интернат или в военный госпиталь. Отвозил ребятам подарки от себя и от того парня. А все, что заработал массажем, своей лекарской практикой или другими своими занятиями, до последнего рубля, тратил на помощь мамам погибших ребят. Помогал им с ремонтом. Или же летом строил на эти деньги для них небольшие садовые домики. Сам же жил на свою пенсию. 

Да, мне не пришлось изобретать велосипед. Просто в какой-то момент я отчетливо понял, что именно так делал бы все тот, который не вернулся. 

В общем, на носу было лето. Этим летом я планировал построить небольшой садовый домик в Подмосковье еще для одной своей мамы. Обычно перед началом строительства я закупал в ближайшем садовом магазине семена всяких-разный салатов-петрушек-укропов-сельдереев-огурцов и прочей зелени. Рублей на триста. Забрасывал в рюкзак свой нож (в рукоятке которого размещался комплект для выживания с леской, самодельными мормышками и кое-какой другой, полезной мелочевкой), отцовский инструмент - топор, молоток, рубанок, клещи и ножовку. А, так же, жерлицы, пару буханок черного хлеба (по приезду на место сразу же сушил из них сухари), по два килограмма перловки и гречки, бутылку подсолнечного масла, соль, спички и коробку чая «Ahmad Tea» (да, каюсь, иногда я большой транжира и без хорошего чая, радость жизни у меня была бы не полная). Сверху к рюкзаку приторачивал небольшой спальный мешок и упаковку полиэтилена три на десять метров. 

Приехав на место, на берегу ближайшей речушки я высаживал там свои семена (рядом с речкой обычно большая влажность, по утрам стоят туманы, так что мою растительность иногда можно было и не поливать). Ставил вдоль берега жерлицы (на червей, лягушек, кузнечиков или то, что находил еще поблизости). А на два-три месяца был обеспечен здоровым, питательным, экологически чистым подножным кормом. Это позволяло мне не отвлекаться на поездки в магазин. Да, и хорошо экономило мой бюджет. 

Я поинтересовался у Элис, на что она готова пойти ради похудения? Она ответила, что на все. Такой ответ меня вполне устраивал. Поэтому я взял ее с собой. Всего лишь на два месяца. Она не должна была мне ничем помогать. Ее главная задача была очень проста - прокормить себя. 

Это действительно была не сложная задача. Тем более, что я разрешил ей взять с собой абсолютно любые продукты и в любом количестве. Я был щедр, как никогда. Если вы когда-нибудь оформляли кредиты, то знаете, что в подобной щедрости всегда скрыт какой-то подвох. Что-то написанное мелким, нечитаемым шрифтом. В моем случае подвоха почти что не было. Элис действительно можно было взять с собой абсолютно любые продукты, которые я предварительно должен был утвердить. И в совершенно любом количестве, которое она смогла бы унести сама.

Другими словами, сначала Элис должна была написать список продуктов. К моему удивлению, прежде чем его писать, она поинтересовалась, что из продуктов беру я сам. И первым делом записала на девственно чистый лист бумаги то же самое. Такой подход девушки мне понравился. Хотя у меня и возникли некоторые сомнения в том, что она представляет, что такое четыре килограмма различных круп на два месяца? Да, две буханки черного хлеба. Но ее решимость умереть от голода, вызывала у меня чувство, отдаленно схожее с уважением.

Но вы понимаете, я же не зверь какой, чтобы сажать живого человека на такой же рацион, которым питался сам! И не случайно бабушка говорила мне в детстве, что никогда нельзя сравнивать себя с другими. Потому что все мы разные. У всех у нас разные возможности и способности. И сравнивать можно только себя сегодняшнего с собой вчерашним. Насколько сегодня ты стал лучше, умнее, профессиональнее. 

Разумеется, посадить Элис на свой рацион я не мог. Ведь, как известно, что русскому хорошо, то американцу - полный «Алес» и «Капут». Поэтому я дополнил ее список тремя килограммовыми пачками клинского Геркулеса «Экстра». И сам удивился своей небывалой щедрости.

К тому же, она была иностранкой. И девушкой. Поэтому я разрешил ей самостоятельно дописать в список любые продукты на ее выбор. Общей стоимостью не более трех тысяч рублей.

Надо было видеть удивленные глаза Элис. Видимо, до этого дня она была твердо уверена, что на эту сумму у нас в России можно купить только чашечку кофе. И, думается, составляя дополнение к первоначальному списку, она узнала очень много нового и интересного о том, чем питаются у нас в России обычные граждане, не отягощенные работой в Государственной Думе или в Правительстве. 

Я не буду утомлять вас подробностями нашей поездки. Как обычно, я прихватил с родительской дачи несколько кустиков многолетнего лука и за три недели до выезда съездил на рекогносцировку. На место нашего будущего строительства. Посадил у ближайшей речки зелень. К началу строительного сезона у нас уже был хороший запас свежей, абсолютно экологически чистой зелени. 

Светлана Петровна встретила нас у калитки. Удивительно светлая, сухонькая старушка, сын которой служил в Афганистане водителем. Вернулся домой он целым и невредимым. А через год погиб в автомобильной катастрофе на Ленинградском шоссе. Прошлым летом я приезжал к ней в гости. Удивился, что в ее небольшом садовом домике не было душа. 

- Да, душа нет, - совершенно спокойно и как-то безразлично ответила тогда Светлана Петровна. Думается, что, если бы у дома не было крыши или стен, она ответила бы точно так же. Я уже слышал раньше такие интонации в голосах мам, потерявших своих детей.

Тогда я сказал, что приеду к ней в гости следующим летом. И сделаю ей небольшой гостевой домик с душем. Слова о душе, остались не замеченными (хотя «удивился» я его отсутствию далеко не случайно, просто слышал от соседки Светланы Петровны, что о душе она давно уже мечтала). А вот слово «гостевой» ее явно зацепило.

- Да, откуда ж здесь гости-то появятся? Одна я осталась. Неоткуда гостям взяться.

- Но я же откуда-то взялся? - Немного театрально возмутился я.

- Вас мне послало небо, - задумчиво ответила Светлана Петровна.

- Вот и других пришлет, - уверенно сказал я. Почему-то я не сомневался, что гости у Светланы Петровны обязательно появятся. 

По крайней мере, в этом году первые гости у нее появились, как я и обещал - я и Элис. 

Гостевой домик пришлось делать немного не стандартный. Обычно строители любят размеры, пропорциональные числу три - к примеру, тридцать на тридцать метров, трехэтажный, трехъярусный с тремя вертолетными площадками и так далее. Да, садовый участок у Светланы Петровны был слишком большой, аж целых шесть соток. И хотя число шесть тоже пропорционально трем, но пропорционально как-то совсем неправильно. Потому что на участке размещался небольшой, полуразвалившийся дом, сарай и парник. А все остальное пространство было плотно занято яблонями, сливами, вишней, кустами малины, смородины и крыжовника. Картошкой, капустой, морковью и всякими-разными грядками. Как все это умещалось на таком крохотном участке, было для меня загадкой?

В общем-то в этом крохотном садовом раю, под строительство, мне был выделен небольшой пятачок три на четыре метра. По словам Светланы Петровны, на этих двенадцати квадратных метрах вполне можно построить шикарный садовый домик. Я не стал спорить. Просто был уверен, что, если я немного и ошибусь с размерами в большую сторону, то никто проверять меня не будет. Проблема была лишь в том, что для серьезной «ошибки» там просто не было места. Максимум, что я смог прибавить - это сантиметров по шестьдесят с каждой стороны.

В тот же день пришла Газель со стройматериалом. Привезли брус, доски, две небольшие оконные рамы, дверь, душевой поддон, два рулона рубероида, сайдинг, ондулин. И кое-что по мелочи. Все, что нужно было мне для полного счастья предстоящим летом. И на что у меня хватило денег.

До вечера я укладывал пиломатериалы и всё остальное в штабель, в нужной мне последовательности. Сбоку от штабеля сделал себе небольшое лежбище для ночевок. Затем накрыл всю эту гору своих новых игрушек и свой новый микро-дом от дождя полиэтиленом. А вечером сходил на речку и поставил там несколько жерлиц. 

Уже со следующего утра жерлицы начали свою важную и почти ежедневную работу в рамках моей персональной Продовольственной программы. И первым трофеем оказался небольшой голавль, грамм на восемьсот, попавшийся на лягушонка. 

Моим уловом занялись Светлана Петровна и Элис. Точнее, Светлана Петровна. А Элис с удивлением наблюдала, как Светлана Петровна чистила голавля, потрошила, разрезала на куски и превращала его в то, что многие из городских девочек, привыкшие охотиться в диких прериях сетевых магазинов и супермаркетов, обычно называют рыбой. Свято веря, что именно такие кусочки, очищенные и распотрошенные, и плавают обычно в реках, озерах и морях. И что хлеб растет на деревьях.

Я не мешал им. Я был уверен, что Светлана Петровна гораздо быстрее найдет общий язык с Элис, чем я. Разумеется, мы привезли какие-то подарки и продукты Светлане Петровне, чтобы не сидеть все эти летние месяцы у нее на шее. 

Я давно уже заметил, что, когда ты привозишь какие-то подарки мамам погибших ребят, существует какой-то, известный только им одним, размер этих продуктовых сумок, который принимается ими с радостью. Но стоит привезти чуть больше, это вызывает у них какое-то отторжение. Словно они что-то вспоминают из далекого прошлого или на что-то обижаются? Вывод я сделал простой - привозить подарков можно и поменьше, но приезжать нужно почаще.

В этот раз продуктов мы привезли не слишком много. Во-первых, я не хотел рисковать и не хотел, чтобы Светлана Петровна на нас обиделась. Во-вторых, все, что у меня было, я потратил на покупку стройматериалов, а привлекать средства Элис на покупку продуктов, мне не хотелось. А в-третьих, мы приехали сюда не разъедаться, а худеть. 

В-общем, два месяца пролетели совсем незаметно. Я построил небольшой сарайчик, который Светлана Петровна гордо именовала гостевым домиком. Сделал в нем небольшую кухню и поставил душевую кабинку. Мои друзья привезли Светлане Петровне в подарок красивый белый кожаный диван, кресло и очень уютную банкетку. В общем, все получилось довольно симпатично.

Первый месяц Элис была похожа на инопланетянку. Или на зомби. В глазах ее бегущей строкой можно было прочитать только одно слово: «Еда, еда, еда…». Да, поначалу ей приходилось не легко. Так вот разом перейти от омаров и лангустов на каши, салаты и рыбу, наверное, не каждый сможет? И, наверное, все это время ей ужасно хотелось каких-нибудь чизбургеров, гамбургеров и чипсов. Но такие «звери» у нас в округе не росли. 

Элис стоически держалась. А потом, вдруг, в ее глазах что-то изменилось. Вместо постоянных поисков еды, она просто стала смотреть по сторонам. И увидела что-то такое, чего раньше никогда не видела. Или, просто не обращала на это внимания? Она стала приходить на стройплощадку, помогать мне по мере возможности.

И почти все свое время она проводила вместе со Светланой Петровной. Они что-то готовили, разговаривали, о чем-то шептались и секретничали. Если честно, то строительные заботы отнимали у меня практически все мое время. И силы. Заниматься с Элис мне было некогда. Я немного научил ее массажу. И по вечерам они со Светланой Петровной делали его друг другу. 

За два месяца она похудела килограмм на десять. Не более того. Но не трудно было догадаться, что это было только начало. Просто, когда люди начинают так смотреть на окружающий мир, как стала смотреть Элис, в их жизни многое начинает меняться. В лучшую сторону. И остановить их на этом пути теперь практически невозможно. К Новому году она сбросила еще двадцать килограмм. 

Я хорошо помню тот день, когда она позвонила мне, чтобы поздравить меня с наступающим Новым годом. И поделиться со мной своими новостями и очередными победами в борьбе с лишним весом. На прощание она как-то вскользь обмолвилась, что какой-то дальний знакомый недавно пригласил ее в ресторан. И спросила меня, можно ли ей туда пойти? 

Вопрос показался мне немного глупым. Наверное, только американка могла его задать? Зачем меня спрашивать: куда ей можно ходить, а куда нельзя? Она уже взрослая девочка, может решать такие вопросы и без посторонней помощи. Но в голосе Элис было столько неподдельной радости, что я не удержался и тоже задал ей не менее глупый вопрос.

- А что вас раньше не приглашали?

Элис вздохнула в ответ.

- Давно уже не приглашали. - Еще раз вздохнула она. И после короткой паузы добавила. - Очень давно. Я же не красивая.

Грустно все это было слышать. Не плохая в общем-то девочка, эта Элис. И не ее вина, что у нее такие проблемы с обменом веществ. Но она вынуждена была, по сути, купить себе мужа. Делать ему дорогие подарки, содержать его фирму, прекрасно зная, что он ей изменяет. Но она закрывала на это глаза, потому что была уверена, что кроме него, ее никто больше не полюбит. И вдруг это приглашение! В котором, по сути, не было ничего, кроме маленького знака внимания. Но для Элис это было очень важно. 

С тех пор мы больше не виделись с Элис. Я знаю лишь, что она часто навещает Светлану Петровну. Каждый раз, когда прилетает в Россию. Так вот получилось, что не я, а они сами помогли друг другу: Элис смогла похудеть, а Светлана Петровна избавилась от одиночества.

В детстве моя бабушка часто говорила мне, что человеку не посылается испытаний, которые ему не по силам. Я думаю, что бабушка что-то не договаривала. Не потому что, не знала. А для того, что что-то в этой жизни я смог открыть для себя сам.

Я уверен, что приходим мы в этот мир, не только для того чтобы справляться с какими-то испытаниями. Но в первую очередь для того, чтобы научиться работать вместе, в команде. Вместе с друзьями, с товарищами, с родными и близкими. 

А еще я часто думаю о том, как же важно иногда бывает людям просто общаться друг с другом. Особенно людям из разных социальных слоев общества. Потому что вместе им проще справиться со своими проблемами. И узнать, насколько прекрасен, удивителен и многогранен наш мир. Который раньше, со своей колокольни, они просто не видели.

Через год Элис позвонила мне снова. Сказала, что весит уже меньше 90 килограмм. Я не сразу узнал ее голос. Потому что он сильно изменился. Это был голос не только сильной, но еще и уверенной в себе девушки. И мне почему-то показалось, что очень похорошевшей за этот год девушки. 

У этой истории было небольшое продолжение. Я не уверен, что вам это будет интересно. Но где-то через неделю после этого звонка ко мне приехал Борисик. Один и без охраны. Выглядел он каким-то потерянным.

С порога он начал обвинять меня во всех своих бедах. Сказал, что недавно у них был серьезный разговор с Элис. Супруга сказала ему, что у него теперь достаточно опыта и знаний, чтобы вести бизнес самому. Без ее помощи.

- Александр Иванович, ну, как это сам? Я же понимаю, что без ее денег моей компании не продержаться и месяца. А у меня ведь более тридцати сотрудников работает. Всем зарплату платить надо. Их, что теперь, на улицу выбрасывать?

- Сотрудниц, - мысленно поправил его я. - Почти тридцать сотрудниц.

Правда, работали они в основном не в компании, а в постели с Борисиком. Но оклады за эту «работу» получали действительно не маленькие. А те, у кого из них были дети от Борисика, получали от него еще и очень немалые детские пособия. Но в одном он был прав, без денег его супруги работать такая компания не могла. Потому что не для работы и для ведения бизнеса она была создана, а для развлечений Борисика. Этакий маленький персональный гарем для любимого мужа. 

- А еще в этом году она забыла купить мне новую машину с Женевского автосалона. - Чуть слышно произнес он. Это был голос маленького, обиженного ребенка. У которого только что отобрали любимую игрушку. Точнее, все игрушки.

Но уже через мгновение, почти с мольбой в голосе, он попросил вернуть все обратно. Согласитесь, это была глупая просьба. Что я мог вернуть обратно? И как?

Мысленно я начал загибать пальцы. Первое желание - вылечить его любовницу. Второе - решить вопрос с пуленепробиваемыми кабинками. Третье - помочь его супруге избавиться от лишнего веса. Ни одна Золотая рыбка никогда не исполняет больше трех желаний! По крайней мере, я. 

Александр Карцев, http://kartsev.eu

P.S. Мой новый роман «Живи» вышел в электронном виде. Формат PDF, 430 стр., 60 фото. Цена 300 руб. 

Для приобретения книги пишите на kartsevbooks@bk.ru

Все собранные средства пойдут на социальный проект «Дом Солдата».


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.