Category:

Арьергард

Предлагаю Вашему вниманию отрывок из моего романа «Тайны Афганистана», работу над которым закончил на днях. 

Войсковая операция "рейдовых" подразделений 40-й ОА в Афганистане на афгано-пакистанской границе под Алихейлем, май-июнь 1987 года.
Войсковая операция "рейдовых" подразделений 40-й ОА в Афганистане на афгано-пакистанской границе под Алихейлем, май-июнь 1987 года.

Арьергард

Часть 1

Ночью снова шел дождь. Холодный, пронизывающий. Брезентовая штормовка от него не спасала. И почти не грела. Всю ночь Сергей проверял посты и секреты. Каждый час докладывал по радиостанции на командный пункт полка обстановку. Но сегодня все было спокойно. Братья-моджахеды попыток отбить горку не предпринимали. И даже обстреливали позиции его разведвзвода как-то лениво. Видно, что-то замышляли?

После окончания Московского высшего общевойскового командного училища, Сергей почти целый год проходил дополнительную переподготовку, прежде чем был направлен в Афганистан. В Афганистане командовал мотострелковым, а затем - отдельным разведвзводом. Как в песне поется: «Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко». Уже около года топтал он Афганскую землю. Скучать от безделья было некогда. А вот поспать толком все никак не получалось. Недосып за последний год был ужасный. Словно он превратился в лунатика, ходил на автопилоте. Хорошо еще, что ходил на своих ногах. Ведь для командира разведвзвода год - слишком большой срок. Костлявая с косой любит разведчиков, как никого другого. Очень уж они ей нравятся! Молодые, веселые, глупые. Вы спросите, почему глупые? Да, все очень просто. Потому что все умные идут учиться на юристов или экономистов. И только глупцы идут служить в войсковую разведку.

Да, Костлявая любит разведчиков. Вот и предшественник Сергея уже больше месяца лежал в коме в Кабульском госпитале (начальник разведки 1-го мотострелкового батальона Женя Шапко был тяжело ранен 12 мая 1987 г., и умер, не приходя в сознание, 6-го августа 1987 г.). На недавних боевых погибло четверо разведчиков. Остальные были тяжело или легко ранены. В строю осталось лишь трое. Перед очередной армейской операцией пришлось срочно набирать новый разведвзвод, проводить занятия по боевому слаживанию и прочим «разведчицким» делам. Все это пришлось делать уже Сергею.

Как ни странно, у Сергея за этот год не было ни одной царапины! Да, и среди его подчиненных за все время его командования не было ни одного убитого, и даже раненого. Везло ему. До тех пор, пока их полк не попал на армейскую операцию под Алихейль. 

Вообще-то вполне обычная была операция. Хотя и затяжная. На протяжении одного месяца нужно было поработать своеобразной прокладкой между духами и афганской пограничной бригадой, которая за спинами наших подразделений за это время должна была оборудовать укрепленный район. И перекрыть афгано-пакистанскую границу в районе древнего Шелкового пути.

Поначалу казалось, что в этом действительно не было ничего сложного. Но вскоре духи, догадавшись о цели пребывания в районе Алихейля армейской группировки, обрушили на наши подразделения целое море огня: в ход пошла реактивная артиллерия, минометы и горные пушки. И откуда только у них все это взялось? Да еще в таком количестве! Ходили слухи, что в этих боях на стороне духов воевали не только «черные аисты» (пакистанский спецназ, который частенько «работал» на территории Афганистана против советских войск), но и регулярная пакистанская армия. По крайней мере, артиллерия у духов явно была армейская.

Несколько раз братья-моджахеды ходили в атаки. И однажды даже сбили с позиций разведроту 345-го парашютно-десантного полка, а полковой разведроте 180-го мотострелкового полка пришлось помогать десантникам отбивать эту горку у духов. В общем, скучать не приходилось. К счастью, все когда-нибудь заканчивается. Подошла к концу и эта операция. Пришло время уходить. Как всегда, кто-то должен был остаться. И прикрыть отход полка.

Вот тогда-то начальник штаба 180-го мотострелкового полка Герой Советского Союза Руслан Султанович Аушев и вспомнил о новом начальнике разведки 1-го мотострелкового батальона, старшем лейтенанте Сергее Карпове. Вызвал его по радиостанции на командный пункт полка и поставил боевую задачу.

Было во всем этом что-то киношное - из фильмов про войну, когда командир дружески похлопывает главного героя по плечу, а все остальные смотрят на них молча и торжественно. Даже что-то героическое было. Вот только сам Сергей едва ли соответствовал роли главного героя. В этот момент ему почему-то вспомнился замполит батальона. Вот кто был настоящим героем! На недавнем партсобрании он говорил такие героические слова, что словно предчувствовал возможность такого торжественного момента и заранее просился остаться прикрывать отход полка. И подорвать себя в окружении врагов последней гранатой. Как и подобает настоящему герою. В отличие от замполита, Сергей был всего лишь солдатом, героем он не был.

К тому же, задача была поставлена как-то не слишком четко. В принципе, все было понятно - где и что нужно делать. Не ясно было лишь, как долго нужно сдерживать братьев-моджахедов? Это навевало грустные мысли - видимо тоже, до последней гранаты или до последнего патрона? Хотя, понятно, что никто их одних не бросит. Все остальное было не понятно.

Похоже, Руслан Султанович умел читать мысли своих подчиненных? Особенно грустные. Он улыбнулся. Еле заметно, совсем чуть-чуть, уголками губ под своими густыми усами, и после небольшой паузы произнес волшебное слово: «Полчаса».

Просто удивительно, что за месяц тяжелых боев у начштаба еще остались силы на эту улыбку. И на эти «полчаса». После всего пережитого, мог бы и забыть уточнить время. Не забыл!

Одно единственное это слово дорогого стоило. И эта усталая улыбка начштаба полка. Потому что они в корне меняли всю задачу. Тяжеленный груз упал с плеч Сергея. Всего-то и нужно продержаться какие-то жалкие полчаса! Не час, и даже не сорок минут. Всего лишь полчаса! И он бодро, почти радостно, ответил: «Так точно, товарищ подполковник»!

Полчаса - это было совсем не много. Не самая сложная задача из курса тактической подготовки! Потому что любой второкурсник из любого высшего общевойскового командного училища решит ее за пару секунд. И скажет вам, что для этого на тропе, по которой пойдут духи, и прилегающей территории, нужно будет создать плотность огня около десяти-двенадцати выстрелов в минуту на метр фронта. При боевой скорострельности автомата в сто выстрелов в минуту и почти двух боекомплектах, что были у каждого из восемнадцати его разведчиков (минус два снайпера) - патронов должно было хватить на… 

Нет, немножко все же не хватало! По его расчетам, при таком расходе боеприпасов, патронов хватило бы максимум минут на пятнадцать боя. К тому же, в каждой боевой тройке только двое моги бы вести огонь по противнику. Один – вести прицельный огонь, второй – обеспечивать плотность огня, третий разведчик должен был бы снаряжать магазины для своих товарищей. И готов был прикрыть их огнем, при необходимости, благо что его магазины еще не были израсходованы. При иной организации огня все свои магазины разведчики отстреляли бы за первые две-три минуты боя, а потом бы просто сушили весла. 

И разведчиков его могло банально не хватить на это время. Молодые они были, необстрелянные. Многие меньше месяца назад прибыли из Союза. И хотя на этой операции уже успели хлебнуть лиха, рисковать их жизнями не хотелось. Все-таки первая боевая операция у ребят! Откуда у них боевой опыт?

Да, и обошли бы их за эти полчаса братья моджахеды. И положили бы весь его разведвзвод ни за понюшку табака. Пусть говорят, что нет большей святости, чем положить жизнь свою за друга, Сергей же считал, что намного правильнее, когда живыми остаются не только твои друзья, но и твои разведчики.

Увы, это так - в войне на передовой нет и никогда не было никакой романтики. А был лишь тяжелый солдатский труд, кровь и пот. Весь месяц его разведчики занимались выносом раненых с горки на вертолетную площадку, сопровождением «водоносов» до ближайшего родника и обратно, да «приемкой» вертушек с сухим пайком и боеприпасами. Изредка отбивали атаки духов. А так, все больше прятались от духовской артиллерии. Сидели по норам, словно мыши. Да окапывались, словно кроты. В скальном грунте копали окопы ножами и палками-копалками (брать в рейды саперные лопатки разведчики частенько ленились). И оборудовали из камней СПС-ы (стрелково-пулеметные сооружения).

- Что ж воевать, так воевать! - Подумал Сергей и сам удивился этой мысли. - А все-таки здорово, что начштаба поставил эту задачу именно ему, а не кому-то другому. Потому что...

Потому что есть в нашей жизни одна очень простая формула: ты должен любить свою работу и гордиться ею. Если же она тебе не нравится - бросай ее к черту! Если, по тем или иным причинам, ты не можешь ее бросить - постарайся полюбить. Вот и сейчас Сергею совсем даже не нравилось то, что предстояло оставаться. Не правильная это была какая-то работа. Неправильная. Ведь не случайно Сергей всегда считал, что героизм одних - это ни что иное, как просчеты других. Потому и не любил работать героем. Но бросить свою работу он не мог - ведь кто-то все равно ее должен был делать. А потому постарался убедить себя в том, насколько она замечательная и героическая. Не буду скрывать - получалось это у него не слишком здорово.

Как известно, существует два вида обороны: позиционная и... В общем, решил Сергей, что бесплатные уроки по позиционной обороне в этом месяце для необразованных духов закончились. Сегодня же он проведет для них последний урок. И покажет им не только Кузькину мать, но и самую настоящую маневренную оборону. К слову сказать, его любимый вид обороны.

Когда Сергей вернулся с командного пункта, взвод его уже был готов к отходу. Разведчики лежали вдоль тропы, ощетинившись стволами в разные стороны. Ждали его распоряжений. Сергей подошел к своему заместителю сержанту Валере Тарыгину. И приказал ему отводить взвод к бронегруппе. Как обычно, перекатом. А у кривой сосны, что росла метрах в двухстах (рядом с ней был родник, с которого они брали воду на протяжении всего этого месяца), попросил «поставить» на тропе кружку. Это был старый фокус, но на что-то новое не было времени. Главное, что своих сзади не было. Там могли появиться только духи. Вот для них-то он и попросил поставить этот подарок.

На молчаливый вопрос своего зама Сергей ответил, что установит парочку растяжек и догонит их. Вместе со взводом приказал отходить и двум своим «ангелам-хранителям». Разведвзвод был разбит на боевые тройки. В этот раз в его тройке был санинструктор взвода Женя Челпанов и разведчик Игорь Цепляев. Обычно Сергей включал в свою тройку пулеметчика ПК и снайпера – в бою им было проще ставить задачи, когда они находились под боком. Но периодически он менял состав своей тройки и ее место в боевом порядке взвода, дабы слишком уж не облегчать жизнь духовским снайперам, которые охотились за командирами. И вычисляли их не только по внешнему виду и дурным привычкам слишком публично командовать своими подразделениями, но еще и по месту, где они обычно находились в боевых порядках подразделения. 

Разведчикам было удобно работать в боевых тройках. И было бы разумно не изменять этой традиции. Но сегодня намечался обычный урок по маневренной обороне - с этим уроком он постарается справится и один. Конечно, было бы у ребят побольше опыта, втроем они справились бы еще лучше. Да, где ж его взять, этот опыт?! К сожалению, тому, что он планировал сегодня сделать, своих разведчиков научить он еще не успел.

Было заметно, что приказ командира совсем даже не понравился его подчиненным. А никто и не обещал, что все его приказы должны нравиться! Приказ ведь не красна девица, чтобы всем нравиться. Но выполнять его все равно было нужно. На этом держится любая армия. И особенно в военное время.

И снова Сергей поймал себя на мысли, что снимается какое-то кино. Потому что Валера Тарыгин и Женя Челпанов молча достали из своих подсумков и оставили ему по два снаряженных магазина. Игорь Цепляев - две гранаты Ф-1. Видимо, насмотрелись каких-то глупых военных фильмов и подумали, что у разведчиков есть такая традиция - грузить бедного командира лишними боеприпасами? Сергей кивком поблагодарил своих разведчиков и молча положил магазины в свой рюкзак. Гранаты засунул в боковые карманы своей штормовки.

Разумеется, снаряженные магазины и гранаты были совсем даже не лишними. В бою они были на вес золота. А вот нести их вниз с горки, по окончании рейда, видно, не многим было в охотку? Сергей кивком поблагодарил своих враз обленившихся бойцов, которым было лень нести вниз эти боеприпасы. И взмахом руки поторопил, чтобы не задерживались. Не задерживались сами, да, и его не задерживали - ведь ему еще нужно было многое успеть сделать до появления духов.

Эх, славно, когда у тебя есть хоть немного свободного времени. Его всегда можно использовать с пользой для дела. Для сна, к примеру. Сергей с легкой грустью подумал о тихом часе. Но еще о том, что за это время можно сделать несколько приятных сюрпризов для друзей. И не только для них.

На прощание он постарался улыбнуться своим подчиненным так же, как и Руслан Султанович. Почему-то захотелось, чтобы его запомнили улыбающимся. Так, на всякий случай. Но улыбка у него получилась не слишком веселой. Видно совсем разучился он улыбаться в последнее время? В ответ Валера Тарыгин лишь кивнул, но во всей его фигуре и этом молчаливом кивке было нарисовано явное несогласие с приказом командира. Ничего, Валера. Ничего, дорогой! Я догоню вас. Обязательно догоню.

Александр Карцев, http://kartsev.eu

(продолжение следует)


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.