Categories:

Арьергард

Заключительная часть первой главы моего романа «Тайны Афганистана»

Арьергард

Часть 2

Когда разведчики стали отходить, Сергей долго и внимательно смотрел им вслед. Словно хотел запомнит каждого. Или прощаясь. А затем начал отвязывать из своего рюкзака большой белый спальный мешок. 

Стоит отметить, что Большой Белый Спальный Мешок - это было нечто! И о нем нужно сказать несколько слов отдельно.

Когда Сергей собирался в рейд, он попросил одного из своих разведчиков принести ему из каптерки спальный мешок. Все они были одинаковыми - армейские на вате. Хотя, чисто теоретически, у разведчиков могли быть и трофейные китайские спальники. Китайские были намного легче наших, а значит, удобнее. Так оно и получилось: трофейный китайский спальник ему и принесли. В знак особого уважения. К тому же, спальный мешок был не односпальным, а двуспальным. Видимо его разведчики были уверены, что так полагается: большому кораблю - большую торпеду. А большому красному командиру - большой двухместный спальный мешок. И был этот спальный мешок не просто большим, но, что самое забавное - ослепительно белого цвета. Судя по размерам, вполне возможно, что раньше в комплект к такому спальнику входила и Анка-пулеметчица (дабы красному командиру было не скучно отдыхать в одиночестве долгими афганскими ночами под звездным афганским небом). Да, видно где-то потерялась? Наверное, на каком-нибудь складе. Как обычно - усушка, утруска. В результате, двуспальный мешок добрался до разведчиков уже разукомплектованным - без Анки-пулеметчицы. А жаль! Ну, да что поделаешь?!

Конечно же, нужно было заменить этот шедевр творческой мысли каптера на обычный армейский спальник. Но в суете последних дней сделать это Сергей не успел.

Сергей плохо представлял, какой климат в тех местах, где предстояло работать его разведвзводу. Старшие командиры подсказать это, как всегда, забыли. Ибо задачи ставили только по этапам – от задачи к задаче и передвигались подразделения. А сам район предстоящих боевых действий до последнего момента держался в секрете. Поэтому Сергей, вместо экспериментальной плащ-палатки (одна половина ее представляла собой надувной матрац, а второй можно было накрыться, как одеялом), взял с собой кусок маскировочной сетки. Наивно полагая, что летом маскировочная сеть разведчику гораздо нужнее, чем какая-то там плащ-палатка.

Каким же наивным он был! Оказалось, что под Алихейлем практически ежедневно шли дожди. По ночам было довольно прохладно. А маскировочная сеть, как ни странно, от дождя совершенно не спасала. Да и грела, разве что душу, но никак не тело. В общем-то, намучился он за этот месяц со своим спальным мешком, который промокал насквозь. А своим ослепительно белым цветом, среди серых скал, весь месяц смущал неокрепшие души афганских моджахедов разными мало гуманными мыслями.

Без малейшего сожаления, Сергей демонстративно положил его на самом видном месте. «Сюрпрайз», как говорится у нас в Нью-Васюках! И не простой «сюрпрайз», а сюрприз с сюрпризом. Ведь в горах такие спальники просто так не валяются. В одиночку. Под одним сюрпризом, как правило, всегда лежит другой. В виде гранаты на разгрузку или мины. Это любой моджахед знает! Но, как известно, на всякого мудреца довольно простоты. Этим Сергей и хотел воспользоваться. Тем более что духи, с которыми пришлось воевать последний месяц, явно были профессионалами. А потому пара минут, по расчетам Сергея, должна была уйти у них на поиски мины-сюрприза под или где-нибудь рядом со спальником. А может быть и чуть больше, чем две минуты - ведь всем известно, что очень трудно найти темной ночью черную кошку в черной комнате. Особенно когда ее там нет. Сергей был не против этих «лишних» минут. Поэтому он самым коварным образом ничего не положил под спальник из того, что мог бы положить.

Но зато метрах в двадцати дальше по тропе (и в паре метров сбоку) ножом он вырыл небольшую ямку (землю разбросал по сторонам). Под небольшой камень положил на разгрузку гранату Ф-1. К этому времени духи должны были немного «успокоиться» и со свежими силами и эмоциями устремиться в погоню. Разумеется, головной дозор будет внимательно смотреть себе под ноги. Бегущие за ними следом, уже не будут столь внимательны. И среди них обязательно найдется хотя бы один «папуас», который не преминет пнуть ногой этот камень. Ведь «папуасы» есть везде: в любой армии мира. Наверняка, найдутся они и среди духов.

Отойдя еще метров на пятьдесят (опять же, чуть в стороне от тропы), установил в небольшой седловине осколочную мину направленного действия МОН-50. Наскоро замаскировал ее. С тропы мину было не видно, а для тех, кто окажется (по щучьему велению и по его хотению) в этой промоине, времени на внимательное рассматривание ландшафта уже не будет. Потому что еще метрах в двадцати он начал готовить свою огневую позицию.

Удобная она была. В густом кустарнике, подходящем практически вплотную к тропе. Конечно же, здесь его тоже могли легко обойти. Так обойти могли везде! Зато с этой огневой позиции вся тропа была видна, как на ладони. К тому же, задерживаться здесь Сергей не собирался. И ждать, когда его обойдут - тоже. Он не был героем, просто решал обычную математическую задачку для начальных классов: из точки А в точку Б вышла группа вооруженных моджахедов. Расстояние от точки А до точки Б было чуть больше пятисот метров (он сам определил для себя это расстояние - просто после недавно перенесенного тифа сил бегать на большее расстояние у него не было). Вопросов было два: с какой скоростью должны двигаться братья-моджахеды, чтобы этот путь занял у них не менее получаса? И как заставить их двигаться с такой скоростью? Ответы ему были известны заранее: чем медленнее они будут двигаться, тем лучше. И он знал, как это сделать.

Сергей улегся поудобнее. Посмотрел по сторонам. Выложил перед собой две гранаты Ф-1. Достал из рюкзака магазины к автомату, что оставили ему разведчики. Два из них положил перед собой. Для начала этого должно было хватить. 

Метрах в десяти левее он присмотрел себе запасную позицию. Там положил свой РД (рюкзак десантный - кроме двух пустых полутора литровых пластмассовых фляг из-под воды, в нем лежали остатки былой роскоши: стограммовая баночка паштета из горно-летнего сухого пайка, еще парочка гранат Ф-1, и в хлопчатобумажном мешке - около трехсот автоматных патронов россыпью) и еще два магазина.

Все шло по плану. Спальный мешок задержал духов минут на пятнадцать (вай, какими молодцами оказались братья-моджахеды, что не спешили - вообще-то Сергей рассчитывал, что «разборки» со спальным мешком займут у них гораздо меньше времени). Он не видел, что там происходило. Но не трудно было догадаться, что делали душманы. Потому что они воевали всю свою жизнь. И воевать умели.

Головной дозор заметил его спальник. Старший дозора подал сигнал главным силам об опасности. Те залегли. Дождались саперов. Саперы внимательно проверили все вокруг. И ничего не нашли. Посмеялись над головным дозором. И над каким-то трусливым шурави, который убегал от них так быстро, что в панике позабыл даже свой спальный мешок!

Командир моджахедов приказал продолжить движение. Нужно было торопиться, дабы неверные не смогли далеко оторваться от его аскеров (героев). Головной дозор устремился вперед. За ним поспешили остальные. Как и надеялся Сергей, кто-то их них пнул его камень с сюрпризом. Еще несколько минут ушло у командира моджахедов на эвакуацию раненых и восстановление боевого порядка.

Раздавшийся глухой взрыв гранаты был для ушей Сергея слаще первой симфонии Сергея Васильевича Рахманинова. Потому что все шло по плану. По его плану. Теперь головной дозор будет внимательно смотреть себе под ноги. И будет двигаться гораздо медленнее. В нескольких метрах за головным дозором «кучковались» главные силы. В бой они уже не рвались. И не наступали на пятки головному дозору. Это было именно то, что Сергею и требовалось.

Подпустив головной дозор почти в упор, Сергей дал по ним длинную очередь. С такого расстояния промахнуться было невозможно. Еще два магазина он выпустил в сторону идущих следом моджахедов. Чуть ли не сразу кто-то из духов сорвал растяжку его МОН-ки (МОН-50 - противопехотная мина, осколочная, направленного поражения). И это явно не прибавило им энтузиазма в движении вперед! 

Духи открыли огонь во все стороны. 

Сергей привычно отстреливал чуть больше двух третей магазина, менял магазин (парочка из них так и остались валяться на его огневой позиции - было не до ни них) - это освобождало его от необходимости передергивать затвор автомата при перезаряжании. А значит, позволяло немного увеличить боевую скорострельность. Конечно же, одного автомата было явно маловато, чтобы сдержать духов. Но немного придержать их - было вполне возможно. Напоследок он бросил в сторону духов две гранаты Ф-1. И со всех ног устремился к запасной позиции. Оттуда нужно было дать еще хотя бы пару очередей - создать видимость «массовки», чтобы духи не подумали, что против них работает только один ненормальный шурави.

Неожиданно в нескольких шагах от него раздались гортанные голоса моджахедов. Совсем рядом. Как это называется? Кажется, любимая всеми древнекитайскими стратегами Чань-шанская змея? «Когда её ударяют по голове, она бьет хвостом. Когда ударяют по хвосту, она бьет головой. Когда бьют по середине, она ударяет головой и хвостом одновременно».

Конечно, он прекрасно понимал, что духи не пойдут всей толпой по одной единственной тропе. Где-то пойдут и боковые дозоры. И другие отряды. Но перекрыть все тропы, по которым пойдут духи - он все равно не мог. Похоже, его заметили. И открыли огонь. Но огонь почему-то велся не по нему, а по его запасной позиции. Видимо по ошибке духи приняли его рюкзак за притаившегося шурави?

Да, огонь велся довольно плотный. Под таким огнем перемещаться на запасную позицию было равноценно самоубийству. Самоубийцей он не был. Хотя без патронов и парочки гранат, что лежали в рюкзаке - еще неизвестно, кем он был на самом деле?

В результате, снаряженные магазины и свой рюкзак с патронами он потерял. Оставался только лифчик с тремя магазинами, две гранаты Ф-1 в лифчике и еще две - в гранатном подсумке на ремне. Кот наплакал!

А дальше все пошло уже не по плану. Точнее, не по его плану. Пули свистели со всех сторон. Чтобы немного оторваться от духов, по гранате он бросил вправо и влево, на звук голосов. А затем бежал, словно загнанная лань. Хотя траектория его бега больше напоминала не грациозный и красивый бег лани, а непредсказуемый и хаотичный полет летучей мыши. Возможно, в этом полете и была какая-то логика? Но увидеть ее было не просто. Особенно ему самому. К счастью, он умудрился не сбить дыхание и не запаниковать. Зато он бежал зигзагами, что мешало духам вести по нему прицельный огонь. Отвечал короткими очередями. И у него была цель - метрах в пятидесяти отсюда у него была запланирована очередная остановка.

Там, за кривой сосной, размещалась еще одна замечательная огневая позиция. Он присмотрел ее еще месяц назад, когда они только выходили на свой очередной рубеж. Славная была позиция. Правда, долго ему ее все равно не удержать. Судя по оставшимся боеприпасам, минуты две. А если судить по голосам духов, что раздавались вокруг - и того меньше... Обкладывали его духи. Словно волка. Со всех сторон.

Не трудно было догадаться, что огонь они вели на поражение, а не на подавление. Неужели никто не хотел взять его живым? Чтобы взять врага живым - ведь нужно совсем немного времени. И нужно лишь немного его подранить. Но тратить время на него духи, похоже, уже не хотели. Видно, не интересен он им был. Понимали, что это обычный заслон. А потому и старались сбить его поскорее и спешили нагнать главные силы полка, пока те не сели на броню.

Боковым зрением он успел заметить белую армейскую кружку на тропе. Не забыл Валера установить ее, с теплотой подумал он о своем заместителе. Не забыл!

Несколько пуль звонким рикошетом ушли от какого-то камня в бескрайнее небо. Буквально в паре шагов от него...

Почему-то в этот миг Сергей снова вспомнил своего деда. Нет, напрасно в детстве он ненавидел его за то, что тот погиб на войне. Видно, не так уж был и виноват его дед - не всегда на войне получается остаться живым. И невольно подумалось, что сегодня, как и дед, он не только может погибнуть, но еще, чего доброго, будет тоже числиться пропавшим без вести? И никто не узнает, как он принял свой последний бой? И что он не сдался врагу.

Чья-то автоматная очередь подняла фонтанчики пыли практически у него под ногами. Еще одна очередь прошла над головой.

И все же он добрался до сосны. Скатился в небольшую промоину. Теперь можно было немного перевести дух, осмотреться. После небольшой пробежки кружилась голова. Эх, жаль, что он не умеет летать, как птица! Бегать и улыбаться у него в последнее время тоже что-то не слишком получалось.

И жаль, что он не верит ни в каких богов. А то бы помолился напоследок. Благо, что минута-другая у него на все про все еще была. Хотя нет, не жаль. Дурацкая привычка у него была - верить в своих друзей и товарищей, а не в чьи-то сказки.

Хотя в эту минуту ему неожиданно вспомнилось, как когда-то в детстве в одном из кинофильмов он увидел, как умирали древние викинги. По их убеждениям, они всего лишь уходили к своему богу Одину в вечную Валлхалу, рай для доблестных воинов. В их раю было все подчинено строгому распорядку дня: утром - одевание доспехов, весь день - сражение насмерть, вечером - воскрешение и плотный ужин в кругу друзей. И всю ночь викинги занимались любовью с прекрасными девушками. Все было просто, понятно и приятно. 

Что еще нужно хорошему воину?! После смерти снова оказаться среди верных друзей, поесть вдоволь и заняться любовью. Помнится, тогда ему еще подумалось: чтобы не опростоволоситься в раю, при жизни настоящему воину нужно не только учиться сражаться, но хорошо кушать перед боем и почаще заниматься любовью. Видимо, викинги так и поступали? А потому не боялись смерти.

Что скрывать, Сергею понравилось, как они уходили. Он хотел уйти так же, как они.

На новой огневой позиции он, как всегда, начал обустраиваться более чем обстоятельно. Духи подходили все ближе, уже отчетливо слышались не только их голоса, но в кустарнике, что рос вдоль тропы, мелькали и их фигуры. И все же в спешке последних минут, ему очень хотелось сделать хоть что-то очень, очень медленно. А потому он не спеша выложил перед собой оставшиеся магазины с патронами, последние две гранаты. Посмотрел на часы. С начала его «бегов» прошло двадцать восемь минут. Оставалось продержаться еще две минуты. И лучше всего это было сделать именно тут. Сил бегать где-то еще у него уже не было. Правда, патронов оставалось всего на полминуты боя. Но, ничего он постарается их растянуть на целых две минуты. Он постарается...

На тропинке хорошо была видна кружка, оставленная Валерой Тарыгиным. Секрет этой кружки был прост. До банальности. Под кружкой была установлена граната Ф-1 с выдернутым кольцом (края кружки удерживали спусковой рычаг). Это был подарок для нового головного дозора. Раньше Сергею уже приходилось оставлять такие сюрпризы. И его всегда удивляла одна и та же последовательность действий головного дозора. Кто-то из них подходил к кружке, поднимал ее, а затем целых четыре секунды смотрел на гранату. Почему все повторялось? Возможно, из тех, кто поднимал такие кружки раньше, в живых никого не оставалось - и не кому было научить других, что делать в данной ситуации?

Подобный сюрприз был в данном случае очень полезным. Даже если среди духов были те, кто знал, что находится в этой кружке, оставить ее без внимания они все равно не могли - следом шли главные силы, а среди них всегда могла оказаться парочка новых «папуасов». Кружку необходимо было уничтожить (разминировать было нельзя), а для этого остановить главные силы, заставить их немного отойти назад. Ведь с гранатой Ф-1 шутки плохи - как ни крути, а разлет осколков до двухсот метров.

Но этот дозор вел себя совершенно иначе. Они явно спешили. Как волки, почувствовавшие запах крови. Старший приказал своим товарищам отойти назад и залечь. Сам тоже залег за большим валуном и начал прицеливаться в кружку... 

Что ж, вполне разумное решение. Но почему все думают, что кружка может быть только кружкой? В крайнем случае, кружкой с сюрпризом. И никто не думает, что кружка может еще и стрелять в ответ. По крайней мере, не сама кружка, а кто-то, находящийся рядом с ней! Ведь ни для кого не секрет, что наиболее эффективными любые заграждения и препятствия становятся лишь тогда, когда их кто-то прикрывает. Огнем или чем-то еще.

В общем, поспешив, этот старший совершил маленькую ошибку, решив, что знает об это кружке все. Это было не так! Да, и вообще, позволить стрелять какому-то там духу по кружке своего заместителя Сергей, конечно же, не мог. Казенное имущество, однако! Короткой очередью в два патрона он снял этого стрелка. И еще несколько очередей выпустил в сторону дозора. Туда же бросил гранату...

Он посмотрел на часы. Прошло тридцать две минуты. Все! Теперь можно было уходить. Сергей отстегнул магазин от автомата. В нем оставалось последние пять патронов. Не густо. Совсем не густо!

Неожиданно сзади послышался какой-то шорох. И одновременно с ним раздалась автоматная очередь. Две пули впились в землю у самой головы Сергея. Третья ударила в спину. Легкий бронежилет, который был на Сергее, не мог остановить автоматную пулю, выпущенную с такого расстояния. От боли перехватило дыхание. Но Сергей нашел в себе силы повернуться навстречу стрелявшему.

У сосны стоял здоровенный дух в светло-коричневых одеждах. Он улыбался и с интересом смотрел на убитого им шурави. То, что шурави убит, он почему-то не сомневался. Просто сам шурави этого еще не знал. И наблюдать за этим глупым, уже убитым шурави, было забавно.

Да, Сергей этого еще не знал. А потому нашел в себе силы поднять автомат и выпустить в духа длинную очередь. Все пять патронов. До железки. Больше патронов у него не было. Оставалась последняя граната. Но все это было уже не важно! Главное, он смог это сделать - продержаться пол часа. А еще он смог убить того, кто убил его самого!

И в этот момент в двух шагах от убитого, неожиданно для себя, увидел небольшую расщелину. Странно, почему он не заметил ее раньше? Сергей отложил в сторону ненужный больше автомат, снял бронежилет (казалось, что именно из-за него так больно!) и пополз в сторону расщелины. Зачем и почему он это делал, ответить Сергей бы не смог. Но силы покидали его, как, впрочем, и сама жизнь. И все дальнейшее он делал, подчиняясь какому-то внутреннему зову, а не законам логики.

Хотя, нет, какие-то мысли все же присутствовали - ему не хотелось, чтобы его тело досталось врагу. И чтобы оно превратилось в развлечение для моджахедов.

Он рефлекторно потрогал гранатный подсумок на ремне. Последняя граната была на месте. На запястье висел «Коготь тигра», небольшой самодельный нож. Это в кино главный герой оставляет последний патрон или последнюю гранату для себя. Но это было не кино. К тому же, Сергей вырос в семье рабочего. С детства привык к бережливости. И даже попав на войну, никогда не забывал, что каждый автоматный патрон стоит столько же, сколько и батон хлеба. А потому, даже находясь в полубессознательном состоянии, решил последнюю гранату использовать против врага. Для этого ее и делали чьи-то руки. Для себя было достаточно и «Когтя тигра», сделанного им самим. Ведь чтобы вскрыть сонную артерию, много сил и ума было не нужно.

А потому он выдернул чеку у последней гранаты и положил ее под один из камней у входа. И пополз дальше в расщелину, которая вскоре превратилась в небольшую пещеру. Если духи попытаются его достать, в полумраке расщелины кто-то из них непременно сдвинет этот камень. А после этого преследовать его духи уже не будут - слишком уж они торопятся. Просто забросают пещеру гранатами. Скорее всего, своды этого не выдержат. И каменные глыбы навсегда похоронят его под собой. В данных обстоятельствах такой вариант его тоже устраивал.

Из пещеры шел легкий запах озона. Этот запах прибавил ему сил. Сначала он просто полз, потом пополз на коленях. Длинная кровавая полоса тянулась за ним следом. Свод пещеры начал подниматься. Под коленями Сергей почувствовал ступени. К своему удивлению он нашел в себе силы подняться на ноги и даже сделать несколько шагов по ступеням вниз. Откуда-то сверху струился необычный и таинственный свет. Судя по ступеням, не трудно было догадаться, что в этой пещере он был не первым посетителем.

За небольшим поворотом ему открылось подземное озеро. Сергей, не задумываясь, вошел в воду. Вода была теплой и пахла сероводородом. И почему-то морскими водорослями. Вначале было не глубоко, но вскоре дно ушло из-под ног, и дальше пришлось плыть. Теперь свет шел не только сверху, но и откуда-то снизу, из-под воды. Чувствовалось слабое течение, уносившее его к этому свету. И сил сопротивляться ему уже не было.

Вода стала постепенно превращаться в туман. Сергей понимал, что теряет сознание. Видимо, сказывалась большая кровопотеря. И в этот момент он увидел своего деда, которого не видел никогда раньше. Погибшего подо Ржевом в 1942-м году. Иван Васильевич ничего не говорил. Просто стоял рядом. Но от его присутствия становилось как-то спокойнее на душе. Потом дедушка исчез, а Сергея стал окутывать удивительный свет. И покой. 

Умирать оказалось совсем не страшно. Наверное, это здорово – умирать молодым?

Александр Карцев, http://kartsev.eu

P.S. Прошу Читателей оценить эту главу по десятибальной шкале. 1 балл = 1 руб., который Вы можете перевести на Карту Сбербанка 639002389005297668Все собранные с продажи книги средства пойдут на социальный проект «Дом Солдата» ( http://vk.com/club47413077). К сожалению, в настоящее время у меня нет иной возможности зарабатывать на наш Проект, кроме как написанием новых книг. И каждый балл (рубль) будет не лишним. Это не просто слова. Это так. Потому как, знаю, что читателей у меня много. И, даже скинувшись по рублю, соберем на новый дом))

Введите описание картинки
Введите описание картинки

Полную версию романа «Тайны Афганистана» в электронной форме Вы можете заказать на kartsevbooks@bk.ru

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.