Categories:

Юные охотники, ч. 1

Продолжение моего романа «Тайны Афганистана». Глава, в которой главный герой романа проводит занятие с Юными Охотниками по выживанию, самообороне и плаванию. По причине «слишком букв», так же разбил главу на две части (вторую выложу следом). Думаю, многим эта информация может пригодится.

Юные Охотники

Часть 1

На следующее утро Александр Васильевич попросил Сергея помочь ему в одном важном деле. Оказалось, что у Одинов есть не только право жить, творить и трудиться в раю, но и кое-какие обязанности. Одной из таких обязанностей было проводить мастер-классы с подростками. Лучшие ремесленники племени, художники, скульпторы и представители иных профессий делились с детьми секретами своего ремесла. Передавали им свои опыт и знания.

В молодости Александр Васильевич был неоднократным Олимпийским чемпионом по плаванию. И поэтому сегодня ему предстояло провести очередное занятие с детьми по плаванию. 

По словам Александра Васильевича, его ученикам было не более пяти лет. Все они уже умели неплохо плавать, но нужно было научить их плавать хорошо и быстро. И на большие дистанции. И не только этому. Осенью, накануне Олимпийских игр, детям предстояло сдать экзамены и пройти посвящение в Юных Охотников. Именно к этим экзаменам они сейчас и готовились. Потому что главной обязанностью детей в пятилетнем возрасте было не только помогать своим родителям, но и в совершенстве научиться трем основным навыкам. 

В случае нападения врага, они не должны были встречать его с оружием в руках, защищать отчий дом, своих родных и близких. Их главной задачей было убежать, спрятаться и выжить. Именно этому, в первую очередь, и был посвящен курс подготовки Юных Охотников.

Почему-то Александр Васильевич считал, что детям будет интересно пообщаться с новым для них человеком, прибывшим из далекой страны? К тому же, не просто с путешественником, а с солдатом и разведчиком. Почему-то он был уверен, что Сергей сможет провести это занятие с детьми ничуть не хуже, чем он сам.

Сергей не разделял этой уверенности. Его явно смущал возраст учеников, с которыми предстояло проводить это занятие. Ведь одно дело учить маскировке и выживанию своих разведчиков. Совсем другое дело – четырех или пятилетних детишек, которые, по нашим меркам, годились лишь для детского сада. 

Сергей поделился своими сомнениями с Александром Васильевичем. Александр Васильевич лишь усмехнулся в ответ.

- Знаете, Серёжа, доктор Хониккер, один из героев романа «Колыбель для кошки» Курта Воннегута любил повторять, что, если ученый не умеет популярно объяснить восьмилетнему ребенку, чем он занимается, значит, он шарлатан. Неужели офицер-разведчик не сможет объяснить детям азы своей профессии? Понимаю, что пять лет – это не восемь и даже не шесть. Но и вы же не просто офицер-разведчик, а советский офицер-разведчик! – Подытожил на высокой ноте свою речь Александр Васильевич. И при этом хитро улыбнулся, словно поймал Сергея «на слабо».

Что Сергей мог ему ответить? Ладно. На амбразуру, так на амбразуру! Он поинтересовался лишь, сколько у него времени? Час или два? Александр Васильевич кивнул в сторону, поднимающего над долиной, солнца.

- Вся жизнь. Но в полдень у детей - обеденный перерыв. Нужно будет дать им час времени на то, чтобы найти «обед», приготовить его и поесть. Окончание ваших занятий в 18 часов. Вечерние и ночные занятия с ними будет проводить уже другой наставник. Что вам нужно для занятий?

- Мячики – Лаконично ответил Сергей. И в двух словах рассказал, сколько и каких мячиков ему понадобятся.

- Будут вам мячики. – С улыбкой произнес Александр Васильевич. – И последнее. Расскажите детям немного о своей стране. Им это будет интересно. И крайне полезно.

Последнее предложение заставило Сергея улыбнуться. Невольно вспомнились уроки его наставника Сан Саныча Щелокова о методике «Восточного базара», согласно которой прежде, чем что-то «покупать», нужно было что-то рассказать. А еще он вспомнил о своей практике работы с молодым пополнением. Как только в его подразделение прибывали новобранцы, в один из ближайших вечеров каждый из них обязательно рассказывал своим новым товарищам о том, где он родился, где учился, о том, чем славится его малая Родина? 

С одной стороны, никто не отменял теорию шести рукопожатий. И после таких рассказов у многих бойцов часто находились общие знакомые. Возможно, кто-то раньше бывал в тех местах, откуда родом были ребята? Или там бывали их друзья или знакомые? Но факт остается фактом, благодаря этой традиции и самой системе работы разведчиков в боевых тройках (что подразумевало шефство и ответственность старшего в тройке за обучение, подготовку и жизнь своих товарищей) в подразделениях, которыми командовал Сергей, никогда не было дедовщины в худшем ее понимании. Но всегда было наставничество и передача боевого опыта от старших к младшим. Это было лучшее лекарство от дедовщины. Ведь не секрет, что, когда бойцы занимаются серьезной, мужской работой, им некогда заниматься глупостями. 

Почему-то Сергею вспомнились его разведчики? Как они там выбрались с той горки? Все ли вернулись с Алихейля? – Ему почему-то немного взгрустнулось.

Видя, что Сергей о чем-то задумался, Александр Васильевич взял его под руку. И кивнул в сторону солнца.

- Время, сударь. Нужно идти. Негоже заставлять своих учеников томиться ожиданием. – И улыбнулся.

- Да, конечно же! Идемте.

У выхода из дома они встретили Лию. И Александр Васильевич попросил ее принести на занятие мячики, о которых ему говорил Сергей. Лия понимающе улыбнулась и шутливо произнесла.

- Слушаю и повинуюсь, мой повелитель! Через полчаса будут. Или даже чуточку раньше.

Идти им пришлось не долго. На опушке леса, рядом с красивой, увитой виноградом, беседкой на траве сидела небольшая стайка детишек в туниках оливкового цвета – 6 мальчиков и 6 девочек (на полном автопилоте посчитал их Сергей – дурацкая привычка всё и всех считать!). И о чем-то оживленно беседовала. При виде взрослых детвора затихла. От стайки отделился один мальчуган и пошел к ним навстречу.

- All present and correct, sir (Все на месте, сэр!). – Произнес он, обращаясь к Александру Васильевичу

- Сегодня говорим по-русски. – Подсказал ему Александр Васильевич.

Мальчуган совершенно спокойно отреагировал на эту вводную, и без запинки повторил свой доклад по-русски. Но, похоже, персонально для Сергея немного его дополнив. Чтобы у гостя даже мысли не появилось, что здесь собрались обычные, несмышленые детишки, способные лишь играть в песочнице. 

- Охотники к занятиям готовы. Все на месте, сэр. 

Александр Васильевич кивнул в ответ. Поздоровался с детьми. Детишки хором ответили.

- Здравствуйте!

Александр Васильевич сказал, что сегодняшнее занятие будет проводить гость из Советского Союза, о котором многие уже наслышаны. А потом добавил, что Сергей - хороший воин и настоящий разведчик. И только после этого представил слово Сергею. А сам присел рядом с детьми на траву. Похоже ему тоже было интересно послушать нового учителя?

Прежде, чем начать занятие, Сергей попросил одного из ребят показать ему нож, висевший у мальчика на поясе. Мальчуган достал нож из ножен, взял его за лезвие и протянул рукояткой вперед.

Сергей взял нож в руку, но попросил показать еще и ножны. А заодно и пояс, на котором они висели. Дурацкая привычка - изучать различные предметы не только с разных сторон, но и в «связке» с окружающими их предметами!

Малыш молча протянул ему пояс вместе с ножнами. Пояс был изготовлен из тонкой, но очень прочной шелковой нити. В детстве Сергей тоже делал такие пояса, скручивая нить, а затем складывая ее пополам. Снова скручивал и снова складывал. В результате, из тонкой нити получал сначала бечевку, а затем и довольно толстую веревку, которую, при необходимости, легко было «разобрать» обратно до бечевки или даже до нити. Поэтому Сергею не составило особого труда, хотя бы примерно, определить длину нити, которая использовалась для изготовления этого пояса. 

Что ж, очень удобно! Примерно 15-20 метров прочной нити, которая всегда «под руками». И которая может помочь тебе решить множество проблем при выживании, поможет поймать дичь или рыбу. И будет совсем не лишней при строительстве временного жилища. 

На ножнах был закреплен небольшой стержень, в котором Сергей без особого труда, признал кресало для добывания огня. Не трудно было догадаться, что обух ножа, при необходимости, использовался в качестве кремня. 

Клинок примерно семи сантиметров в длину. Скос заточен, падающее острие. Хорошая сталь, со своеобразным рисунком, очень похожая на дамасскую.

По привычке Сергей начал откручивать тыльник рукоятки. Привычка не подвела – тыльник легко откручивался. В рукоятке размещался набор из нескольких таблеток во влагонепроницаемой упаковке (Александр Васильевич позднее рассказал Сергею, что коричневые таблетки сделаны на основе растений, подобных нашему женьшеню, а, так же, меда, поваренной соли, сахара и глюкозы, и являются небольшим «аварийным» продзапасом на «черный» день, а белые таблетки – аналог нашего стрептоцида, на случай лечения небольших ран и порезов), иголка и два рыболовных крючка.

Точно такие же ножи были у всех детей. По словам Александра Васильевича, такие ножи вручались детям на их четвертый День рождения – мальчикам и девочкам, будущим Юным Охотникам. Но этой осенью им предстояло пройти посвящение в Юных Охотников. И сдать, полагающиеся этому экзамены.

В тринадцать лет юные Одины получали ножи, символизирующие их переход во взрослую жизнь. А к 25 годам каждый должен был уже самостоятельно изготовить свой Нож, и подарить его своему избраннику или избраннице. 

К тому времени Сергей уже успел рассмотреть, что, хотя туники у детей и были примерно одного цвета, но орнаменты, вышитые на них, заметно различались. И эти орнаменты служили очень даже неплохим камуфляжем. Сандалеты были легкими и очень прочными. И чем-то похожи на облегченные полукеды (вопросы качества обуви всегда были для Сергея более важными, чем дизайн его одежды). Все это было изготовлено мастерами очень высокого класса. И сделано с любовью.

Вместе с Александром Васильевичем они присели на траву. Дети расположились рядом с нами полукругом. И приготовились слушать рассказ Сергея. Наивно полагая, что в отличие от занятий, которые обычно проводили с ними их наставники, его занятие будет состоять из одних только баек и рассказов. 

И действительно, в начале Сергей рассказал детям о том, что родился он в маленьком городе, но в великой стране, которая называется Союз Советских Социалистических Республик. Что его страна очень большая и занимает шестую часть земной суши. В ней проживает почти двести восемьдесят миллионов человек, более 100 национальностей и народностей. Все жители его страны очень разные. У них разные цвет кожи и цвет глаз, разные традиции и обычаи. Но у них есть общая цель – построение справедливого и процветающего общества для всех жителей страны, для их детей и внуков. И эта общая цель позволяет им не думать о том, что их отличает друг от друга, но помогает найти то, что в них есть общего – трудолюбие, стремление к творчеству и созиданию. 

Кроме обычной средней школы, дети в Советском Союзе занимаются в музыкальных и спортивных школах, в театральных студиях и различных кружках – рисования, шахматных, судо- и авиамоделирования. И многих, многих других. А летние каникулы они проводят в пионерских или спортивных лагерях. 

Рассказал, что сестра его в детстве много болела, поэтому ее часто оправляли в различные санатории в Прибалтику. Он же отдыхал в пионерском лагере в Подмосковье, один раз - на Черном море, и один раз - в спортивном лагере в Чехословакии. Но чаще всего, конечно же, родители отправляли его летом в почетную ссылку в деревню к сестре отца.

В Советском Союзе дети мечтают стать космонавтами или учеными, врачами или учителями, летчиками или моряками. Но в отличие от многих других стран, в СССР мечты детей сбываются. 

Сергей рассказал, что родился в семье рабочих. В детстве мечтал стать доктором, а когда немного подрос, мечтал стать офицером. Одна его мечта уже сбылась – он поступил в самое известное в СССР военное училище и успешно его окончил. И очень надеется, что и вторая его мечта тоже когда-нибудь сбудется.

Но для того, чтобы мечты сбывались, нужно много трудиться и хорошо учиться. В любом возрасте. Всю свою жизнь. Так его отец работает слесарем и регулярно проходит курсы переподготовки, сдает экзамены для повышения своей квалификации. Сейчас он – не просто слесарь, а Мастер высокой квалификации. У него «золотые руки», о прекрасно играет в шахматы и увлекается восстановлением старинных музыкальных часов. Мама – работает перемотчицей, она - Ударник Социалистического труда. Занимается воспитанием своих детей и варит очень вкусное клубничное варенье.

В СССР все равны, нет бедных и богатых, нет нищих и бездомных. И о тех, кто честно трудится, честно служит стране и защищает ее, государство постоянно заботится и помогает им. 

В Советском Союзе не только бесплатные образование, медицина, но главное – продуманная система отдыха и профилактики различных заболеваний. Так родители Сергея в последние годы несколько раз отдыхали в профилактории. В прошлом году мама ездила лечиться санаторий на Кавказ. 

Меньше, чем через двадцать лет после окончания большой и очень тяжелой войны, которую пережила наша страна, его родители получили бесплатно однокомнатную квартиру. А еще через десять лет - большую и светлую трехкомнатную квартиру на четырех человек: его родителей, сестру и Сергея. Когда он родился, комбинат «Химволокно», на котором работали его родители, выделил им участок в шесть соток, за счет предприятия бесплатно были сделаны дороги, проведены электричество и вода. 

На этом участке его отец построил садовый домик, в котором вся семья очень любит отдыхать и трудиться. Пусть садовый участок и небольшой, но на нем растут яблони и сливы, клубника и малина, смородина и крыжовник, картошка, лук, свекла и морковь. А кроме кота и собаки, у них на даче живут кролики и куры, поросенок и нутрии.

По советским законам ветераны труда, ветераны военной службы и участники боевых действий получают 25 соток (в городской черте и 50 соток в сельской местности) для жилищного строительства. И когда он вернется домой, то обязательно построит на этой земле большой и красивый дом, в котором теплыми летними вечерами будут собираться его родные и близкие, друзья и боевые товарищи. Будут пить чай с яблочными пирогами и рассказывать друг другу интересные истории.

- Если вам интересно что-то еще узнать о моей стране, то не стесняйтесь, задавайте свои вопросы. – Обратился он к ребятам.

Ответом ему стал лес рук. Сергей кивнул обладателю одной из этих них. Но большинство задаваемых вопросов почему-то было посвящено вопросам войны, а не мирной жизни. Видимо, дети неплохо знали историю его страны. И многие традиции их племени были слишком близки традициям советских людей. Поэтому не казались им чем-то слишком необычным.

- Скажите, а когда у вас была война, дети тоже принимали в ней участие? – Разумеется, вопрос этот принадлежал одному из мальчишек.

- Да, во время большой войны очень много детей принимало в ней участие. Кто-то был разведчиком, кто-то партизаном, кто-то заменил своих, ушедших на фронт, родителей у станков на заводах и на тракторах при уборке урожая. И делал то, что нужно было для фронта, и для победы. За боевые и трудовые заслуги многие из них были награждены самыми высокими правительственными наградами. К сожалению, некоторые – посмертно.

- А правда, что вы были командиром разведчиков? – Задал вопрос еще один мальчик.

- Правда. Но не только был. Надеюсь, что и остался им.

- А как вы наказывали своих разведчиков, если они плохо себя вели? Какое было самое страшное наказание?

Неожиданные вопросы! Как говорится, для тех, кто плохо себя ведет, придуман Дисциплинарный устав. А для тех, кто очень плохо – военный трибунал. Но для разведчиков, которые каждый день рискуют своей жизнью, ходят на грани жизни и смерти, а иногда и за этой гранью, любое наказание – не страшнее их повседневной боевой работы. Кроме одного наказания.

- Знаете, разведчики – это особая каста! Чтобы стать разведчиком, нужно очень многое знать и очень многое уметь. Нужно быть очень смелым и умным, быстрым и ловким. Так что это не просто воинская специальность, но в первую очередь - это высокое и очень почетное звание. Заслужить которое очень непросто. Поэтому, думается мне, для моих разведчиков самым страшным наказанием за провинность был бы перевод из разведвзвода в обычное линейное подразделение. К счастью, мне ни разу не пришлось применять к ним такое наказание!

- А ваши солдаты когда-нибудь совершали подвиги? – Осмелев, задала свой вопрос одна из девочек. 

- Сложный вопрос. Ведь подвиг – это героический поступок, совершенных в трудных, а зачастую и опасных для жизни, условиях. Вот только, что считать героическим поступком? Во время большой войны, в которой принимала участие моя страна более сорока лет назад, летчикам-истребителям полагалась государственная награда и денежная выплата за три сбитых самолета противника. А каждый человек из состава экипажа разведывательной авиации получал их за успешное выполнение 10 боевых заданий днем или 5 боевых заданий ночью. В то время это считалось подвигом. И было подвигом на самом деле, потому что мало, кто возвращался живым из таких полетов!

В настоящее время все немного изменилось. Мои разведчики выходят на засады, как минимум 4-5 раз в месяц, постоянно участвуют в боевых рейдах, и точно так же рискуют своими жизнями, но подвигом сейчас все это уже почему-то не считается. Чтобы подтвердить эффективность своей работы, мы должны приносить с засад трофейное оружие. Но работа разведчиков - это ведь не только сбор металлолома. 

Или взять, к примеру, водителя топливозаправщика. Каждый его выезд, сродни последнему полету камикадзе. Шансов остаться в живых, в случае обстрела, у него практически нет. Или механики-водители боевых машины пехоты и танков, водители бронетранспортеров? При подрыве на противотанковой мине или фугасе, шансов уцелеть у них очень мало. 

К сожалению, никто не считает, количество засад и рейдов, в которых участвовали разведчики. Или количество выездов водителей топливозаправщиков, механиков-водителей и просто водителей. И не награждает их за то, что они, с риском для жизни, чуть ли не каждый день честно делают свою нелегкую солдатскую работу.

Расскажу вам одну историю, которая приключилась со мной почти год назад. Когда я приехал в Афганистан, меня назначили на должность командира сторожевой заставы. Раз в неделю к нам на заставу привозили воду со станции очистки из Баграма. Однажды, водовозка на заставу не приехала. Оказалось, что машина подорвалась на мине. И несколько дней воду нам приходилось носить самим. С ближайшей речки. С горки, на которой располагалась застава, вниз-вверх особо не набегаешься. Воды не хватало. К тому же, она плохо закипала. И все мы сильно мучилась животами. 

Очень скоро меня с тифом увезли в инфекционный госпиталь. Вскоре с гепатитом туда привезли и нашего командира роты. Позднее, когда меня назначили командиром разведчиков, я поинтересовался, а что стало тогда с водителем водовозки? Его командир сказал мне, что при подрыве водитель получил контузию. Командир разрешил ему пару дней отлежаться в казарме. Но отлеживаться было некогда, нужно было срочно ремонтировать машину. Потому что на заставах нужна была вода.

Я не знаю ни имени, ни фамилии этого солдата – водителя водовозки. Но когда я командовал своими разведчиками, мне часто доводилось видеть, как этот солдатик возвращался из очередного рейса. Срезал небольшой прутик, делал из него чопики, это такие короткие деревянные палочки, забивал их в отверстия, которые регулярно появлялись в цистерне или в его машине. А на следующий день снова вешал бронежилет на дверку кабины и выезжал в очередной рейс. Думаю, вы уже догадались, что это были за отверстия?

- От пуль? – Неуверенно подал голос кто-то из мальчиков.

- Да, от пуль. Вообще-то водовозку в каждую поездку должна была сопровождать боевая машина пехоты, но это не всегда получалось. И очень часто водитель выезжал на заставы один, без охраны и сопровождения. Такой вот повседневный, тихий, ежедневный солдатский подвиг! 

Я знаю, что все мои разведчики, и не только мои, все солдаты, которые честно выполняют на войне свой солдатский долг – настоящие герои! И достойны не только самых высоких правительственных наград, но и огромного уважения. Потому что их подвиг – самой высокой пробы! 

В этот момент к ним подошла Лия, супруга Александра Васильевича. Принесла мячики, которые были нужны Сергею для его занятия. Это было очень своевременно. Потому что на занятиях с разведчиками и с юными охотниками нужно было мало рассказывать, но больше показывать и больше тренировать. И если дети думали, что их новый наставник все свое занятие будет лишь «болтать ерундой» (излюбленное выражение командира 3-го курсантского батальона подполковника Тушина Владимира Александровича в Московском ВОКУ), то они сильно ошибались.

Александр Карцев, http://kartsev.eu

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.