alexkartsev

Category:

История болезни

Татьяна Ивановна (в сиреневой майке), ее дочь Ирина (в синей водолазке), внучка Настя и их друзья на Лутосне
Татьяна Ивановна (в сиреневой майке), ее дочь Ирина (в синей водолазке), внучка Настя и их друзья на Лутосне

В конце октября этого года у Татьяны Ивановны Смирновой, мамы главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» (http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0650.shtml), начались сильные боли в груди. И стала сильно опухать левая рука. Буквально за неделю она увеличилась в размере почти в полтора раза.

Татьяна Ивановна попыталась записаться на прием к врачу. Ближайшая запись была лишь через две недели, на 16 декабря. По моей настоятельной просьбе она пришла на прием к врачу в Клинскую поликлинику №2 без записи 9 декабря. И, к счастью, врач согласилась принять её без записи.

Доктор выдала направления на обследование (кровь, маммография, рентген). И записала Татьяну Ивановну на повторный прием (на 19 декабря). 

19 декабря врач выписала направление на консилиум (на 23 декабря).

И 23 декабря мы приехали в Онкоцентр города Высоковска на консилиум. 

По причине того, что клинский врач забыла сделать трепанобиопсию молочной железы, заведующий отделением направил нас на биопсию, которую мы сделали на следующий день (24 декабря). Для этого пришлось два с половиной час прождать в очереди в кабинет, где делали биопсию. А затем еще два часа ждать под дверью в регистратуру, чтобы оформить медицинскую карту. 

Все анализы направлены в Москву, в лабораторию. По словам врачей, результаты будут известны через две-три (а скорее всего, через четыре) недели. Не раньше. Потому что лаборатория слишком загружена.

Таким образом: в лучшем случае, только через полтора месяца после появления симптомов, пациентка сможет узнать, что за беда с ней приключилась.

Да, я понимаю, что без анализов поставить правильный диагноз невозможно. Но еще я знаю, что задержка в начале лечения в полтора месяца иногда бывает критичной. И почему-то думаю, что все эти анализы можно было бы собрать и сделать гораздо быстрее,  максимум за неделю, если бы:

- мы обратились в платную клинику;

- если бы московская лаборатория не была бы столь перегружена. 

Но мы имеем то, что имеем. Денег на платную клинику у нас нет. А значит, те пациенты, которые обращаются за помощью к врачам по полису обязательного медицинского страхования, по сути, являются людьми второго сорта. Шансов получить квалифицированную, а главное, своевременную медицинскую помощь у них практически нет.

Почему перегружена московская лаборатория? Думается, это результат реформ и оптимизации нашего здравоохранения? 

Я искренне надеюсь на то, что врачи Онкоцентра г. Высоковска совершат чудо и спасут Татьяну Ивановну. Но если наши пациенты по несколько недель не могут попасть на прием к врачу, и вынуждены по месяцу ждать результатов анализов, то при такой организации нашей современной системы здравоохранения у многих российских пациентов шансов на спасение просто нет. 

И это уже не просто чья-то халатность, а уголовное преступление.

И если бы наши врачи реально отвечали за результат лечения, думается, они смогли бы значительно сократить время от первичного обращения до начала лечения своих пациентов.

Несколько лет назад, когда моя мама, потеряв сознание от микроинсульта, упала с балкона второго этажа, пробила голову и сломала несколько ребер. Скорая помощь отвезла ее в городскую больницу. И заведующий отделением сказал мне, что нужно готовиться к похоронам. Потому что шансов выкарабкаться, у моей мамы нет. Действительно, в больнице не было горизонтального рентгеновского аппарата. И врачи не могли даже сделать рентген, чтобы определить количество сломанных ребер, и пробито ли у неё легкое. Уже через три дня у мамы начались пролежни. Шансов выздороветь у мамы действительно не было. Но я искренне благодарен заведующему травматологическим отделением, который разрешил мне проведывать маму в любое время и заниматься с ней. За два месяца, общими усилиями, мы подняли мою маму на ноги. А когда у нее начали заживать пролежни, завотделением приводил в ее палату студентов-медиков и говорил им:

- Смотрите, здесь происходит чудо.

Да, наверное, он был прав. Хотя я думаю, что это была всего лишь хорошая работа. И мой опыт, который я приобрел, валяясь в различных госпиталях и медсанбатах за годы своей военной службы (к сожалению, этот опыт почему-то совершенно не используется в гражданских больницах).

После этого моя мама прожила еще несколько лет.

Я знаю, что таких «чудес» в наших больницах с каждым годом будет происходить все меньше и меньше. Потому что врачи наши не волшебники. Хотя и низкий им поклон за их нелегкую работу. Но без серьезной материальной базы, без новых лабораторий и новых больниц, они не всесильны. А на это у нашего государства денег почему-то нет.

Зато нашлись миллионы рублей на строительство объездной дороги к Алексинскому мусорному карьеру (от деревни Синьково), чтобы местные жители не видели и не знали, сколько мусора на него ежедневно привозится. И больше не могли перекрывать дорогу и протестовать, защищая свое будущее и будущее своих детей и внуков. 

Не секрет, что это заболевание стало развиваться у Татьяны Ивановны именно потому, что земля под садовый домик была выделена ей местной администрацией неподалёку от Алексинского карьера. И не секрет, что именно благодаря ему отравлена местная земля, воздух и грунтовые воды. И так сильно выросло количество онкобольных в Клину и в Клинском районе. 

Кто-то зарабатывает на этом мусоре колоссальные деньги. Фактически же убивая за эти деньги местных жителей, природу и наше будущее. 

А потому «реформа» здравоохранения, как впрочем, и другие реформы «Единой России», остаются лишь пустыми обещаниями для тех наивных людей, кто в них еще верит. Но за которые этим «реформаторам» рано или поздно, придется отвечать.

Александр Карцев, http://kartsev.eu

P.S. В рамках нашего проекта «Дом Солдата» (https://vk.com/club47413077) в 2014-17 гг. мы, всем миром, построили Татьяне Ивановне садовый домик на Лутосне. Чтобы она жила в нем и радовалась, а не болела. И потому пожелаем ей скорейшего выздоровления. 

А я буду держать Вас в курсе лечения.

P.P.S. 20 декабря Татьяна Ивановна с дочерью Ириной вышла проводить к автобусной остановке свою подругу, которая приехала её проведать. На обратной дороге, неподалёку от Дома быта «Элегант», за автобусной остановкой они увидели мужчину, лежащего на земле. Люди, стоявшие на остановке сказали, что, возможно, он просто пьян. 

Татьяна Ивановна и ее дочь подошли к нему. Попытались разговорить. Сначала мужчина не мог вспомнить, как его зовут, не отвечал на самые простые вопросы. Татьяна Ивановна заставляла его дышать, и вместе с Ириной не отходили от него, пока не приехала Скорая помощь, которую они вызвали.

Врач Скорой помощи сказал, что если бы они своевременно не вызвали Скорую, у мужчины был бы инсульт или сильное переохлаждение. А так они смогли избежать очень серьезных проблем.

Пострадавшим оказался семидесятилетний врач-офтальмолог (окулист) Буланов Вадим Валентинович, 46 лет стажа, возвращавшийся с работы. Очень хороший человек и врач.

Врач Буланов В.В.
Врач Буланов В.В.

Так вот получилось, что тяжелобольная Татьяна Ивановна и её дочь спасли не просто человека, но и врача. Будем надеяться, что врачи смогут ответить ей тем же. Надежды на Минздрав у нас нет. Надеемся только на мастерство врачей. И на чудо.

#карцев #историяболезни # министерствоздравоохранения #минздраврф #реформаздравоохранения #здоровье #минздравмосковскойобласти #клин #онкоцентр #болезнь #врачи


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.