Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Шестая. Последняя перед операцией? Увы, нет.

Продолжаем бороться за маму главного героя моего рассказа "Великий французский писатель".

На фото: Татьяна Ивановна Смирнова - в центре. 24 мая 2015 года, День рождения Улицы Первой Лутосницкой флотилии.
На фото: Татьяна Ивановна Смирнова - в центре. 24 мая 2015 года, День рождения Улицы Первой Лутосницкой флотилии.

15 мая отвез Татьяну Ивановну, маму главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» (http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0650.shtml) на шестую, последнюю перед операцией, химиотерапию. Пропуска на сайте mos.ru оформляются все дольше и дольше – теперь от девяти до восемнадцати часов. Но, если в Москве, в случае крайней необходимости, еще как-то можно проскочить куда-то, в пешей доступности, без пропуска, то в поездке из Москвы в Подмосковье сделать это проблематично. В Ласточке, в которой я ехал в Клин, четверо молодых, крепких мужчин (которым пахать бы, да пахать на заводе или в колхозе) в форменной одежде проверяли у всех пассажиров пропуска. После проверки, женщина, сидевшая по соседству, поделилась со мной своей проблемой – едет на дачу, пропуск у нее есть. Есть карта «Тройка», а вот подмосковной карты «Стрелка» у нее нет. Купить она ее планирует в Клину на автовокзале, но будет ли карта активирована сразу или нет, не знает. А водители автобусов всех пассажиров с не активированной картой (в том числе, за наличную оплату) не возят. К тому же, «Стрелка», которую она еще только купит, не записана в ее пропуск – а значит, её в любой момент могут за это оштрафовать. 

Попытался её как-то успокоить. Сказал, что, не стоит так переживать - за непродуманность решений власти, штрафовать людей не должны. И что, в крайнем случае, она сможет доехать до дачи на такси.

Collapse )

Пятая химиотерапия (предпоследняя перед операцией)

Татьяна Ивановна - в центре
Татьяна Ивановна - в центре

24 апреля проводил Татьяну Ивановну Смирнову, маму главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» (http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0650.shtml) на пятую химиотерапию. Предпоследнюю перед операцией.

Для поездки в Клин пришлось оформлять пропуск. По дорогое получил письмо от продюсера телеканала «Звезда» с предложением выступить у них с интервью о том, как воевал наш курсантский полк в 1941 году - http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0620.shtml

По причине того, что второй пропуск, который выдается на неделю, мне нужно было потратить на возвращение в Москву, для поездки на телеканал пропусков у меня уже не оставалось. Пришлось отложить интервью до лучших времен.

В этот раз подготовка к химиотерапии прошла без особых проблем. И даже пробирки для анализов крови в этот раз оказались в поликлинике в наличии. В онкологическом отделении прошли осмотр у врача. Сделали УЗИ молочных желез.

Врач поинтересовался, почему в врач в поликлинике до сих пор не сделал рентгенографию ОГК? Наверное, лучше было это спросить у врача, а не у нас. Мне показалось, что врачу в поликлинике (госпоже Васильевой Г.А.) глубоко «фиолетово» на своих пациентов. Вопрос лишь в том, почему рентгенографию ОГК не сделал никто из лечащих врачей онкоотделения? Получается, что врачей много, но никто ни за что не отвечает? И «у семи нянек дитя без присмотра»?

Collapse )

Как сбываются несбыточные мечты

Фото из интернета
Фото из интернета

В одной из командировок мне пришлось пересечься с одним «товарищем», который работал с ножом гораздо лучше, чем я голыми руками. В результате нашей незабываемой встречи у меня появилось несколько новых шрамов. И правая рука моя основательно пострадала. Позднее врачам пришлось несколько раз ее оперировать, чтобы сохранить на ней как можно больше пальцев. Из-за этого ранения я вынужден был временно прекратить прием своих пациенток. Разумеется, я мог делать массаж и левой рукой. Благо что с детства разрабатывал обе руки примерно одинаково, а потому стрелять мог с любой руки. И забивать гвозди молотком тоже мог любой рукой. Но, согласитесь, вид массажиста с перевязанной или изуродованной рукой, мог сильно травмировать нежные, неокрепшие души моих очаровательных пациенток. Да, и не слишком эстетично это выглядело с чисто художественной стороны. А я всегда чувствовал себя в душе художником. Хотя рисовать никогда не умел. 

А еще я очень не хотел, чтобы меня жалели.

В эти дни мне позвонила одна из моих пациенток. Звали ее Галей и была она известной пианисткой. Ездила на гастроли по всему миру, записи ее концертов частенько крутили на радио. Она попросила разрешения приехать, сославшись на то, что не может обсуждать свою проблему по телефону. Я согласился на встречу.

Да, проблему, с которой она ко мне обратилась, обсуждать по телефону, действительно, было как-то не удобно. Галя очень хотела ребенка!

Collapse )

Мама

На фото - мы с мамой, отец фотографирует. На следующий год после моего возвращения из Афганистана (1989 г.), в очередном отпуске перестраиваем дом на даче. В это время я командовал 12-й ротой курсантов Московского ВОКУ.
На фото - мы с мамой, отец фотографирует. На следующий год после моего возвращения из Афганистана (1989 г.), в очередном отпуске перестраиваем дом на даче. В это время я командовал 12-й ротой курсантов Московского ВОКУ.

Я не знаю, как это объяснить. Наверное, это называется интуицией? Но иногда мы чувствуем, что сейчас прозвонит телефон, за несколько секунд до звонка. И мы понимаем, что случилось что-то непоправимое, еще до того, как услышим в телефонной трубке чей-то голос.

Так было и в этот раз. У меня сильно заболело сердце еще до того, как раздался звонок. Звонила моя сестра. Сказала, что мама попала в больницу. Днем она убиралась на даче на втором этаже. Неожиданно у нее закружилась голова и стало не хватать воздуха. Она открыла балкон и в полубессознательном состоянии упала через ограждение вниз. На садовую скамейку. Пробила голову, похоже, что сломала несколько ребер. Что повреждено еще, пока неизвестно. Сейчас находится в реанимации. В очень тяжелом состоянии. Мне нужно срочно приехать.

В дороге я смог дозвониться до своей школьной знакомой Инны Глебовой, работавшей в клинской городской больнице заведующей отделением. Попросил ее навести справки о мамином состоянии. Ничего утешительного Инна мне не сказала - все, действительно, было плохо. Через два часа я был в Клину. Еще через полчаса мы с сестрой были в городской больнице.

К нам вышел заведующий хирургическим отделением. Сказал, что состояние у мамы очень тяжелое. Пробита голова, сломаны ребра, осколком ребра пробито легкое. В сознание она так и не приходила. И шансов на выздоровление у нее нет.

- Прощайтесь с мамой. Ей осталось совсем немного. - Сказал он напоследок. Больше разговаривать ему с нами было не о чем.

Collapse )

Четвертая химиотерапия

Татьяна Ивановна - в центре фото.
Татьяна Ивановна - в центре фото.

Продолжаем «кататься» с Татьяной Ивановной Смирновой, мамой главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» (http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0650.shtml) на химиотерапию. 

3 апреля у нас должен был пройти четвертый курс. В связи с последними событиями и непредсказуемостью действий наших властей Татьяна Ивановна попросила меня приехать в Клин заранее. Явно опасаясь, что без моего присутствия у врачей в онкологическом отделении снова не окажется нужных лекарств. Или снова возникнут какие-то непреодолимые препятствия. 

Перед тем, как ехать на химиотерпию, сначала нам нужно было сдать анализы. Здесь я не видел особых проблем. За исключением, добраться до поликлиники без проблем? Я ошибался. До поликлиники мы действительно добрались без проблем. Но в поликлинике № 3 г. Клина не было ПРОБИРОК для забора крови! Возможно, их все забрали для лечения больных коронавирусом? Пришлось искать одну-единственную пробирку по всей поликлинике. И только вмешательство заведующей поликлиникой позволило нам её найти и сдать анализ крови в этот же день.

Вторая проблема возникла в том, что врач-онколог поликлиники №2 г. Клина, которая занималась с Татьяной Ивановной ушла в отпуск (видимо, для отпуска сейчас самое время?). А заменить ее в поликлинике было не кем. Поэтому направление на химиотерапию пришлось получать в другом месте - у участкового врача поликлиники № 3. Выдаст ли он это направление, уверенности у нас не было? К счастью, направление нам выдали.

Collapse )

Просыпайтесь, люди!

Русские деревни
Русские деревни

После нескольких дней оголтелого ПСИХОЗА, нагнетаемого чиновниками и депутатами, государственными и негосударственными СМИ, аффилированными с государством блогерами и просто недалёкими людьми, Роспотребнадзор наконец-то вышел из летаргического сна и порекомендовал «россиянам меньше смотреть репортажи в СМИ и слушать новости про коронавирус, если эта информация плохо действует на психологическое состояние».

Наконец-то хоть кто-то в нашей стране вспомнил о том, что не только короновирусом живут люди. И то, что нынешняя система «информирования» населения о «пандемии» уже нанесла колоссальный ущерб психологическому состоянию не только больных, но и совершенно здоровых людей – и это факт! И продолжает наносить. Вопрос только, с какой целью?

С какой целью наши депутаты и чиновники с высоких трибун кричат о все новых и новых штрафах для тех, кто будет нарушать условия самоизоляции? И доводят, в первую очередь, пожилых людей этими «новостями, до настоящих панических атак. Видимо считают, что наше население такое тупое, что не понимает нормального языка, а понимает только «язык» штрафов и язык угроз (прямо сейчас по улицам города Клина Московской области разъезжают полицейские автомобили и через громкоговорители предупреждают об административной и уголовной ответственности за нарушение правил «самоизоляции»)?

Collapse )

Афганская небывальщина 4. Цирюльник Хаким



На фото: неизвестная афганская собака; замполит роты старший лейтенант Земцов Сергей Викторович (в кепи); командир 6 мср 180 мсп старший лейтенант Володя Стародумов (в повседневной форме); заместитель командира 6 мср старший лейтенант Артюхов Олег Владимирович (в шапке) и командир 2 мсв 6 мср лейтенант Карцев Александр Иванович (без головного убора) на командном пункте 2 мсб (кишлак Чауни, под Баграмом, осень 1986 года).
На фото: неизвестная афганская собака; замполит роты старший лейтенант Земцов Сергей Викторович (в кепи); командир 6 мср 180 мсп старший лейтенант Володя Стародумов (в повседневной форме); заместитель командира 6 мср старший лейтенант Артюхов Олег Владимирович (в шапке) и командир 2 мсв 6 мср лейтенант Карцев Александр Иванович (без головного убора) на командном пункте 2 мсб (кишлак Чауни, под Баграмом, осень 1986 года).

Почти сразу же, после торжественного открытия на нашей заставе банно-кухонно-столового «комплекса» и праздничного обеда, устроенного по такому случаю, мои бойцы приступили к «полевым испытаниям» бани – к помывке, стирке и приведению себя в порядок.

А потому, неподалеку от бани, они организовали импровизированную парикмахерскую, в которой с помощью ножниц и расчески стали делать друг другу модную и очень стильную стрижку «полубокс». Возможно, делать её правильно у моих ребят получалось не всегда. Но особого выбора у нас не было – для тех, кто не любил полубокс, оставалось лишь щеголять стриженными наголо. 

О длинных волосах речи не шло. Длинные волосы были явным признаком «звезд на погонах». А значит, были «красной тряпкой» для духовских снайперов. Лишний раз подставляться не хотелось. И потому я регулярно оказывался среди тех, на ком наши доморощенные парикмахеры оттачивали свое мастерство. 

Стоит отметить, что пока я валялся в баграмском инфекционном госпитале с тифом, то успел отрастить основательную шевелюру. От неё нужно было срочно избавляться. Да, и ротный наш только что вернувшийся из госпиталя после гепатита зарос основательно.

Видимо, по случаю новоселья, наш замполит роты Сергей Земцов решил сделать нам маленький подарок. Он перекинулся парой слов с ротным, получил от него согласие и крикнул наблюдателю первого поста, чтобы тот сделал четыре выстрела.

Collapse )

Третья химиотерапия

О том, как наши чиновники и депутаты своими "реформами" и своим равнодушием убивают нас и наших близких. Продолжение "Истории болезни".

Татьяна Ивановна Смирнова - в центре
Татьяна Ивановна Смирнова - в центре

В конце 2019 года я написал небольшую заметку о лечении Татьяны Ивановны Смирновой, мамы главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» - http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0650.shtml

Ситуация частная, но она может коснуться любого из нас. Напомню в двух словах эту историю (https://vk.com/@alexandrkartsev-istoriya-bolezni). В конце октября 2019 года у Татьяны Ивановны начались сильные боли в груди. И стала опухать левая рука. Буквально за неделю рука увеличилась в размере почти в полтора раза. Две недели Татьяне Ивановне пришлось ждать (не было записи к врачу на более раннюю дату). И лишь 9 декабря, с подозрением на рак груди, Татьяна Ивановна смогла попасть на прием к врачу Клинского поликлиники №2.

Еще две недели ушло на то, чтобы попасть на консилиум в Онкологическое отделении Клинской городской больницы (г. Высоковск).

24 декабря была сделана трепанобиопсия молочной железы – взяты частицы ткани грудной клетки для проведения исследований (через ДВЕ НЕДЕЛИ после первичного обращения к врачу!). 

Collapse )

Лечение или убийство?

В конце 2019 года я написал небольшую заметку о лечении Татьяны Ивановны Смирновой, мамы главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» - http://artofwar.ru/k/karcew_a_i/text_0650.shtml

Татьяна Ивановна - в центре
Татьяна Ивановна - в центре
Collapse )

Продолжение "Истории болезни" или история болезни нашего государства?

В конце 2019 года я написал небольшую заметку о лечении Татьяны Ивановны Смирновой, мамы главного героя моего рассказа «Великий французский писатель» - https://vk.com/@alexandrkartsev-istoriya-bolezni

Татьяна Ивановна (в сиреневой майке), ее дочь Ирина (в синей водолазке), внучка Настя и их друзья на Лутосне
Татьяна Ивановна (в сиреневой майке), ее дочь Ирина (в синей водолазке), внучка Настя и их друзья на Лутосне
Collapse )